Айгуль Мирзаянова о взглядах на телевизионную журналистику, пиаре и травле в телеграм

11 Августа 2019

    Автор материала: Аделя Зиатдинова
    Экс-телеведущая «Эфира» Айгуль Мирзаянова в интервью ИА «Татар-информ» рассказал о молодом Ильшате Аминове, еще процветающем телевидении 90-2000-х и работе после журналистики в пиар-агентстве.

    «Я Айгуль Мирзаянова и хочу у вас работать»: с чего всё начиналось

    «Что касается “Эфира”, здесь уже судьба улыбалась в лице Ильшата Аминова»

    «Это большая, глобальная гипнотизация общества. И мне просто не захотелось в этом участвовать»

    «Кабельный телеканал – это было убийственно тяжело»

    «Ничего личного, Айгуль, только деньги”: эта фраза дала очень прочные корни в моей психике»

    Работа в «Нэфисе»: «Поехали, есть люди, которые хотят, чтобы ты у них работала»

    Работа в пресс-службе после работы журналиста

    Я вообще не прилагаю никаких усилий для того, чтобы обо мне говорили

    Жизнь после пиара и телевидения

    «Я Айгуль Мирзаянова и хочу у вас работать»: с чего всё начиналось

    Как вы попали на телевидение? Как началась карьера журналиста?

    Это было так давно...Сначала это была ГТРК «Татарстан». Единственный канал, который был в Татарстане, – государственный.

    Я училась на журфаке КГУ на первом курсе. В нашей общаге стояли телефонные автоматы. За две копейки я позвонила из автомата в программу «Молодежный телесеанс», трубку взял Шамиль Фаттахов – знаменитый журналист телевидения Татарстана 90-х годов, культовый персонаж и просто крутой парень. Я сказала: «Меня зовут Айгуль Мирзаянова, хочу у вас работать», он мне говорит: «А что вы умеете делать?», мой ответ: «Ничего», он говорит: «Приходите». Это было такое лихое время, когда ты не умел делать ничего, но попадал в обойму, и тебя обойма сама уже несла.

    Я пришла туда, и первым делом мне дали задание найти студентов, порядка семи-десяти человек, пострадавших во время путча 1991-го, и привести их на прямой эфир. Их повязали прямо на демонстрации в защиту демократии против путча. Они даже отсидели трое суток в СИЗО. Я их нашла, из этого же автомата всем позвонила, назначила встречи, которые проходили весьма «детективно». Мы встречались, например, во втором здании КГУ. Я им говорила, что на мне будет шляпа, а в руках газета. Среди вот этих персонажей оказался и мой будущий супруг. Таким образом, телевидение и судьба в лице моего супруга пришли в один день.

    Тогда же состоялся первый мой выход в качестве тележурналиста, и сразу – в прямом эфире.

    Нас с ребятами посадили на ступенчатую лестницу, это было очень модно и креативно в то время. Я была в новых джинсах, по случаю купленных. В тот момент пошел отсчет 10 секунд до выхода в прямой эфир: «9, 8, 7, 6, 5…» Я, конечно, уже дрожала как осиновый лист. Надо было задавать вопросы и передавать микрофон. А я микрофон в руках никогда не держала! Таким образом, трясясь от страха, я задавала вопросы, и со мной тряслись также эти «политзаключенные».

    Уже на следующий день меня начали узнавать люди. Правда, только по джинсам (смеется).

    «Что касается “Эфира”, здесь уже судьба улыбалась в лице Ильшата Аминова»

    Расскажите про часть жизни, связанную с «Эфиром»?

    Что касается «Эфира», здесь уже судьба улыбалась в лице Ильшата Аминова. Он на тот момент был моим преподавателем и входил в команду Андрея Григорьева – появился первый коммерческий телеканал «Эфир». Они располагались в том же втором здании КГУ, где я училась. Там, где-то возле туалетов располагалась телестудия.


    Ильшат мне сказал, что нечего делать на государственном канале, и пригласил на «Эфир», который только начинал свою деятельность. Вот парадокс – он сейчас возглавляет государственный канал, а тогда мне говорил: будущее только за коммерческим телевидением. И я пошла, потому что на государственном телеканале не было интересных проектов, где молодежи можно было бы работать.

    Когда я пришла на коммерческий телеканал, меня немедленно посадили в кадр. Вы представляете, что человек с небольшим опытом работы на ТВ уже сидит в кадре! Это было громадное испытание, но это было потрясающе.

    Нас было пятеро ведущих, среди которых звезда Яна Валиди, не менее звездный уже на тот момент Эдуард Хайруллин, Ольга Юхновская и сам Ильшат Аминов... позже к ним присоединился Андрей Кузьмин. Ведущие и журналисты внушали доверие, потому что они выглядели и говорили как люди «из народа». Голос улиц, свежий, бодрый, наглый, как ветер 90-х. Мне было восемнадцать, у меня было каре – такая типичная казанская девушка тех времен. В общем, по рейтингам через пару месяцев я оказалась на предпоследнем месте.


    Мне понадобилось пять месяцев для того, чтобы в рейтингах встать на первые позиции. Безусловно, все были сильнейшими, крутейшими. Это была энергия, драйв, желание и уникальные возможности. То, что тогда дал нам всем Андрей Григорьев, как бы к нему ни относились, те невероятные возможности, которые он нам всем предоставил, надолго предопределили судьбу этих людей и надолго нас всех сделали звездами.

    С чем был связан успех, что вы через пять месяцев уже стали в рейтингах первой? В чем секрет?


    Когда я увидела эти рейтинги, я себе сказала, что я буду не я, если не попаду на первое место. И все. В чем секрет популярности вообще? В ежедневном, упорном труде, как ни крути.

    Плюс ко всему, нас обучала учитель по технике речи Регина Владимировна Рейх. Она не только ставила нам технику речи, она учила медитировать, вы представляете! Преподаватель из театра, прекрасная женщина. Она нам казалась со странностями, потому что зачем нам медитировать? Зачем нам учиться говорить низким голосом? Она так и говорила: «Айгуль, не надо щебетать, ты не песни поешь, говори низко». Учила говорить лоном. Можете такое представить? Брать энергию внизу живота.И, видимо, вот эта энергия тогда начала подниматься, потому что я помню, что в самом начале у меня был обычный девчачий голос, очень высокий. Если ты говоришь высоким голосом, на подсознательном уровне это воздействует на людей как признак истеризма, истерического начала. Поэтому, например, японские телеведущие даже делают операции, чтобы понижать себе голос.

    И в-третьих, я отмечу еще одну уникальную возможность, которая позволила нам заслужить успех среди зрителей. Судьба улыбалась в виде обучения за рубежом, на лучших телеканалах мира! Предоставлялись американские гранты, потому что правительство США тогда было заинтересовано в развитии демократии в России. Холодная война на тот момент закончилась. Отношения сильно потеплели, и западные технологии хлынули на рынок России. В том числе по созданию новостей.

    Специалисты из CNN ездили по городам России, обучали тому, как должна делаться большая журналистика. Их новости смотрелись как голливудские блокбастеры. Интершум, эффектное начало, завязка, кульминация, развязка, правило «20 секунд», синхроны, где важно, чтобы интервьюируемый не просто говорил, а выражал эмоции в кадре. А это значит, ты должен такой вопрос задать, чтобы он забыл о камере и стал абсолютно искренним. Плакал,смеялся – что угодно! Потому что зритель должен чувствовать, сопереживать... Это гениальная вещь – телевидение. Я до сих пор помню эти технологии, ведь мы их каждую планерку, каждое утро повторяли как мантру. Поэтому можно сказать, что телевизионные журналисты того времени – 90-х годов прошли колоссальную школу «Интерньюс», американских и английских, федеральных российских телекомпаний. Это и мои коллеги, и коллеги из других городов. Благодаря этому, если у тебя было хоть немного таланта, ты мог достичь самых больших высот. Многие из нашей команды сейчас работают на федеральных каналах.

    «Это большая, глобальная гипнотизация общества. И мне просто не захотелось в этом участвовать»

    Почему вы тогда решили покинуть пост телевизионного журналиста, если все было в таких масштабах, с такими учителями, с таким продвижением?

    Я работала на ТВ уже на тот момент 13 лет, когда собралась уйти. Я стала семейным человеком, и, конечно, каким бы фанатом телевидения ни была, мне захотелось не жить на три копейки, а иметь, скажем, свое жилье, свою квартиру, это одна из причин. Кто будет оставаться в любом месте, даже если оно твое любимое и тебе безумно нравится, но нет перспектив роста, дохода? Что там делать?


    Вторая из причин – это, конечно, массовое заражение, ну во всяком случае региональными телеканалами, нашим телеканалом, заражение темой негатива, освещение новостей только с точки зрения негатива. «Секс, страх, скандал» – пресловутый слоган ТВ 90-х оставался рупором, кодом для создания материалов долгое время.

    И в какой-то момент пришло осознание, что если ты хотя бы немножечко имеешь талант, то этот негатив, который ты несешь с экрана телевизора в массы, просто парализует мозг человека, который смотрит этот телевизор. Ты как бы множишь этот негатив многократно!

    Это большая, глобальная гипнотизация общества. И мне просто не захотелось в этом участвовать.

    Деньги были на телеканале, но не на позитивное телевидение. «Перехват» до сих пор самая популярная программа в Казани. С точки зрения бизнеса я прекрасно понимаю свое руководство. С точки зрения моего участия в этом – нет.

    То есть вы сами решили уйти с телевидения?

    Последние годы было сильное желание уйти, но присутствовал страх начать новую жизнь. И тогда жизнь сама начала ее.

    После очередного острого материала руководство отстранило меня от работы.

    Было обещано, что ни один канал не возьмет меня больше на работу, если я уйду.

    Так и произошло: ни один канал не брал на работу, и таким образом я, человек, умеющий делать только тележурналистику, осталась вообще без всего.

    Как вы стали дальше находить себя?


    Жизнь позаботится о вас, дорогие мои, скажу я с высоты своего опыта! (Смеется.) Это поразительно, что то, что мы воспринимаем как удары судьбы, направлены только на наш духовный рост. Чтобы мы менялись, меняли свое мышление.

    Едва я успела уйти с «Эфира», как мне тут же стали звонить рекламодатели и просить делать для них рекламные кампании. Тогда сильно развивался пиар, и я подумала: ведь мне это очень нравится. Через месяц уже проходила стажировку в лучших PR-агентствах Калифорнии.

    И клиенты, которые ко мне обратились, ждали меня, когда я приеду с новыми свежими идеями по продвижению.

    Чем начали заниматься?

    Я открыла свое PR-агентство, оно было небольшое – всего несколько человек, клиентов было также немного, но они были известные или стали таковыми. Например, микрорайон «Солнечный город». Все это любимые клиенты, мы до сих пор очень дружим.

    «Кабельный телеканал – это было убийственно тяжело»

    Можете рассказать про спортивное телевидение, спортивный канал, которым вы руководили?


    Поскольку я телевизионщик до мозга костей я мечтала вернуться на телеканал в каком-то интересном качестве. И судьба мне сказала: о’кей, если ты хочешь, ты получишь. Я так благодарна жизни, жизнь всегда расставляет всё по нужным местам. И проиграть эту мечту она тоже предоставила возможность.

    И вот ко мне приходит один прекрасный парень, который говорит: «Айгуль, дай свой диск, я хочу показать шефу». И через какое-то время мы встретились с главой ФПИ Русланом Халиловым.

    Он представлял интересы ТАИФа, и у них было предложение возглавить многострадальный спортивный телеканал ITV, кабельный. Халилов мне сделал такое предложение, от которого трудно было отказаться, – стать генеральным директором и, более того, определять информационную политику телеканала.

    Почему не получилось? С какими проблемами столкнулись?

    Это все происходило на излете кабельного телевидения, потому что как таковое оно стало закрываться, стало мало возможностей вообще вещать на этом рынке.

    Что такое кабельное ТВ, я до конца, видимо, еще не представляла. Что надо будет делать вещание 24 часа в сутки. Это было убийственно тяжело.

    Команда была небольшая, но потенциально сильная. И нам удавалось создавать собственный интересный контент. Но его не хватало, чтобы покрыть 24-часовое вещание. Это был сильный, жесткий опыт.

    Хорошая была идея, очень красивая, но спортивный телеканал требует гигантских денежных вливаний, потому что это должны быть прямые трансляции. Канал к моменту моего прихода существовал не первый год, и собственники требовали прибыли: «Ничего личного, Айгуль, только деньги». Мне нравилась команда собственников, их амбициозность, и даже эта фраза.

    Однако, проработав год, просто призналась в том, что здесь не получится, увы.

    Я ушла, а канал в скором времени прекратил существование.

    А насколько перспективно создание спортивного канала?Потому что как такового спортивного в РТ нет.

    Что касается спортивного телеканала, то мне кажется, ТНВ давно пора взять это все на себя и делать такой канал. Но я не знаю, вправе ли вообще кого-то учить делать их бизнес. Они на том месте, где находятся, руководство этих телеканалов, спонсоры и владельцы видят и знают лучше, чем я.

    «Ничего личного, Айгуль, только деньги”: эта фраза дала очень прочные корни в моей психике»

    Получается, вы продолжили заниматься пиаром?

    После этого я уехала в Индию, в ашрам Саи Бабы, и там меня начали посещать совсем другие мысли. Что-то там со мной произошло, как будто какая-то перепрошивка. Во время медитации вдруг ко мне пришла фраза, что главное в жизни – это любовь.

    Я помню свой цинизм на эту тему, когда во время медитации я сказала: какая любовь, а где же деньги? Та фраза «ничего личного, Айгуль, только деньги» дала, видимо, прочные корни в моей психике.

    Но голос, который говорил со мной, ответил: где любовь, там и деньги. Эта фраза мне нравится сейчас гораздо больше.

    Тогда, в ашраме в Индии, многое открылось. И я попросила поддержки: пожалуйста, Господи, пошли мне дело по душе и чтобы оно приносило хороший доход. И я приехала с чувством большой благодарности жизни, с чувством любви.

    Работа в «Нэфисе»: «Поехали, есть люди, которые хотят, чтобы ты у них работала»

    Как вы попали в «Нэфис»?

    Я приезжаю в Россию, и меня приглашают одни очень интересные люди, небезызвестные в Казани, и говорят: «Поехали, есть люди, которые хотят, чтобы ты у них работала» Я до последнего не знала, куда мы едем.

    Так состоялась встреча с легендарным человеком – с Иреком Борисовичем Богуславским.

    Я не могла представить, что мне придется не то что увидеть его, а работать рядом с ним. Потому что он меня просто восхитил своим интервью в «Ведомостях», еще до нашей встречи. И ход его мыслей мне показался гениальным. Этот ход мыслей был абсолютно для меня грандиозным, потому что это вопреки даже всем законам логики. Побеждает не тот, кто силен в масштабах, а тот, у кого сила воли, сила духа.

    Я тогда мало что знала о самом «Нэфисе». Когда меня повезли на заводы«Нэфис – Биопродукт» в Лаишевский район,в Казани на «НэфисКосметикс», я была потрясена уровнем и масштабами группы компаний. К слову, «Нэфис Косметикс» до сих пор остается единственной российской компанией, которая входит в тройку крупнейших производителей бытовой химии в стране. Конкуренты у них – транснациональные компании.

    Что вам больше всего понравилось в работе в «Нэфисе»?

    Глобальное видение, которое демонстрируют топ-менеджеры предприятия, совпало с теми PR-идеями, которые бурлили внутри меня. Мы делали мега проекты, я ими очень горжусь.

    Ваше лучшее достижение в работе в «Нэфисе»?

    Это, конечно, Народный каток «Нэфис», 15 600 кв. м! Я знаю, насколько тяжело это давалось команде, которая работала на этот каток, им просто памятник можно ставить.


    Почему свернули проект с народным катком? Кто был автор этой идеи?

    Кто автор идеи? Хорошие идеи витают в воздухе, а за плохие всегда отвечает кто-то один.

    Три года каток заливался на «Казань Арене», вход, подчеркиваю, был бесплатным, а стоимость аренды коньков, питания в кафе – ниже рыночных.Проект свернули – на площадке начиналась подготовка к чемпионату мира и другие проекты арендодателя.

    Еще одно наше любимое детище (тоже наша идея) – это рок-марафон NefisRock&Dance. Восемь часов подряд на площадке «Казань Арены», около 50 тыс. человек посетило, все это было абсолютно бесплатно для народа. И мы привезли таких звезд, как «Наутилус Помпилиус», «Чайф», «Би-2», «Чиж и Ко», и других.

    Почему вы ушли из «Нэфиса»?

    Это уже собственная судьба предприятия «Нэфиса».

    В последнее время объем работ для моего отдела стал меньше.Непонятно было, как и чем можно помочь в ситуации.

    Как говорил Владимир Путин, кагэбэшников бывших не бывает. Так и здесь пиарщиков, бывших не бывает. Хоть я и ушла из «Нэфиса», я всегда буду частью команды.


    Были такие моменты, когда надо было покупать блок на негатив? Чтобы про «Нэфис» не писали негативные статьи, новости и так далее.

    Вы знаете, для чего меня пригласили? Для того, чтобы создавать информационные поводы, когда СМИ пишут о предприятиях бесплатно, и желательно то, что мы в этот повод вкладываем. Мой отдел не занимался выкупом негативных статей в СМИ.

    Работа в пресс-службе после работы журналиста

    Каково было работать здесь пиарщиком после того, как вы работали журналистом и делали расследования?

    Хорошо. На тот момент я уже мастер-классы давала, проводила семинары для журналистов на тему того, как работать с пиар-службами. С внутренними пиарщиками предприятий, почему важно отвечать и вовремя на запросы журналистов и как убедить своих боссов, чтобы они давали комментарии для СМИ и так далее.

    Я как человек, побывавший по обе стороны баррикад, знаю, что хочет журналист и что хочет пиарщик.

    Взаимодействовать с журналистами нам было крайне легко, несмотря на те сложнейшие вопросы, которые задавались «Нэфису».

    Вы знаете, что у «Нэфиса» была в свое время не лучшая репутация. Это и запах, и в центре города промышленное предприятие. Потребовались большие совместные усилия, чтобы нивелировать негативный фон и даже повернуть в сторону позитива.

    Я вообще не прилагаю никаких усилий для того, чтобы обо мне говорили

    В телеграм-каналах о вас было много негатива. Как вы к этому относитесь?

    Хорошо отношусь, это жизнь, я звезда (смеется). Прекрасно к этому можно относиться.

    Федеральные звезды сами придумывают любые поводы, чтобы только о них говорили. Развелся, женился, с кем-то еще что-то произошло, бедный Бари Алибасов, по некоторым данным, даже сам выпил какую-то гадость, лишь бы говорили. А тут я вообще не прилагаю никаких усилий для того, чтобы обо мне говорили.

    Жизнь после пиара и телевидения

    Расскажите, как вы начали проводить занятия по медитации.

    Да, сейчас новый интересный поворот в моей жизни. Последние шесть лет я занимаюсь духовными практиками, которые очень сильно изменили меня. И настал момент, когда мне захотелось поделиться этим опытом.

    Расскажите про проект на Бали.

    Моя подруга, которая организует индивидуальные туры с духовными практиками, пригласила меня провести ретрит на Бали. Мы назвали его «Бали – перезагрузка». И провели. Он основан наOSHO-медитациях и практиках телесно-ориентированной терапии. Это была сильная перезагрузка, и медитации, и сам остров, который называют островом очищения кармы, способствовали этому. Вернувшись, я стала проводить медитации в Казани.

    Расскажите о своих сексуальных тренингах. Как к этому относятся в семье (муж, дети, родители)?

    Возможно, я кого-то разочарую, но это не сексуальные тренинги (смеется).

    Медитации увеличивают жизненную энергию в целом, наполняют желанием жить, радоваться существованию и каждому дню. Помогают достичь расслабленного состояния и избавиться от стресса – ведь часто человек находится в состоянии сильнейшего напряжения. Медитации помогают успокоить наш беспокойный ум, остановить бесконечный и часто тревожный поток мыслей. Достичь внутренней тишины, когда ты приближаешься к истине, сокрытой внутри тебя, приближаешься к своему сердечному центру и наполняешься благоуханием чего-то настоящего. Благоуханием Любви.

    Активные Ошо-медитации – это интенсивная работа с телом: через работу с физическим телом мы помогаем разгрузить подсознание от разрушающих программ. Увидеть себя настоящего. Я много рассказываю об этом у себя в Инстаграме.

    Справка

    Айгуль Мирзаянова много лет была репортером, продюсером, редактором, телеведущей и заместителем директора Телевизионной Службы Новостей телеканала «Эфир».

    Была исполнительным директором радио «Эхо Москвы» в Казани. Возглавляла спортивный телеканал ITV.

    Удостоена многими профессиональными наградами. Лауреат телевизионной премии «ТЭФИ» в номинации «Лучшая информационная ведущая». Ведущая российской церемонии «ТЭФИ».

    Возглавляла собственное PR- агентство «МАРКА». В разгар финансового кризиса в 2009 году, PR-агентство «МАРКА» Айгуль Мирзаяновой запустило проект «Звездный мастер-класс», собирая тысячные аудитории слушателей. По ее приглашению в Казани выступали известный психолог Аллан Пиз, Ирина Хакамада, Лена Ленина, Александр Васильев, Михаил Литвак и другие.

    Работала руководителем отдела по связям с общественностью NEFIS GROUP. Сертифицированная ведущая OSHO -медитаций.




    Самое читаемое
    Комментарии







    Интервью

    Генконсул Узбекистана в Казани: Мы гордимся, что в Татарстане готовят узбекский плов

    О древнейших городах-музеях под открытым небом, происхождении слова «плов» и ближайших фестивалях в Узбекистане в интервью «Татар-информ» рассказал Генеральный консул Узбекистана в Казани Фариддин Насриев.

    Интервью

    Балансовые комиссии РТ: как сельских жителей республики учат вести бизнес

    Специалисты балансовой комиссии знакомят бизнесменов по всему Татарстану с новыми мерами поддержки, учат торговать на биржевой площадке, быть самозанятыми, кооперироваться. Подробнее об этом инструменте поддержки предпринимателей ИА «Татар-информ» рассказал первый заместитель министра экономики РТ Рустем Сибгатуллин.

    Культура

    Татарский рок, фестиваль «Мин татарча сөйләшәм!» и зачем молодёжи песни на родном языке: Аделя Ахметова о группе Abadeli, женских завтраках и путешествиях

    Аделя Ахметова родом из Нижнекамска. С детства она занимается вокалом. После обучения в Санкт-Петербурге девушка с мужем переехала в Казань, где благодаря фестивалю «Мин татарча сөйләшәм!» образовалась ее группа Abadeli. В какой «особенной» школе училась Аделя и почему ее группа исполняет татарский рок, об этом она рассказала в интервью ИА «Татар-информ».

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна