Сергей Иванов: Неймар и Месси потерпели фиаско в Казани, а мы будем на этом зарабатывать

14 Июля 2018

    Фото: Салават Камалетдинов
    Председатель Госкомитета РТ по туризму Сергей Иванов дал интервью гендиректору «Татмедиа» Андрею Кузьмину для ИА «Татар-информ». В нем он рассказал, какое постчемпионатское наследие оставил мундиаль в Казани, спрогнозировал, как вырастет турпоток, а также назвал перспективные страны для привлечения туристов в республику.


    Добрый день, Сергей. Казань завершила проведение чемпионата мира-2018, можно подвести предварительные итоги. Сколько, по вашим подсчетам, за это время приехало гостей? 

    – Добрый день, Андрей. Сегодня мы видим, что полученная цифра превзошла наши ожидания. По предварительным данным, общее количество туристов, которое посетило республику и Казань в этот период, составило порядка 300 тыс. человек. Это серьезная цифра, при этом состав этих людей интересен. Я считаю, что мы в целом показали хороший результат. 

    Это в итоге повлияет на прогноз потока туристов по итогам года? 

    – Безусловно. Мы ожидали рост потока туристов на уровне 6 – 7 процентов. Я предполагаю, что по итогам года, судя по сегодняшней динамике, мы можем выйти на 10 и даже больше процентов по итогам 2018 года. В прошлом году у нас было 3 млн 100 тыс. человек, соответственно в этом году мы ждем цифру 3,4 млн человек, возможно, 3,5 млн. 

    Туристическая отрасль привносит свой вклад в валовой региональный продукт. Какие задачи перед вами ставит руководство республики в данном направлении? 

    – На сегодняшний день есть хорошие мировые примеры, когда туризм приносит до 10 – 15 процентов в валовой региональный продукт. Это те страны, которые специализируются на туризме. Мы можем брать пример экономически развитых стран, где есть не только туризм, но и другие отрасли промышленности. В этих странах туризм достигает от 6 до 10 процентов ВРП. Конечно, это идеальные показатели. Сегодня, поскольку мы развиваем туризм не очень давно, чуть более 10 лет, доля туризма в отрасли экономики РТ составляет порядка 2 процентов. С учетом энергетического и мультипликативного эффектов этот показатель составляет до 3,5 процента в экономике Республики Татарстан. Это является средним показателем по России.

    Важно помнить о том, что туризм, может быть, не привносит такой большой вклад с финансовой точки зрения, сколько генерирует большое количество рабочих мест. На любого приезжающего сюда туриста автоматически создаются автоматически рабочие места в сфере обслуживания, гостиничной и транспортной инфраструктуре, а также в индустрии развлечений. Кроме этого, стоит напомнить об имиджевой составляющей. То место, куда люди приезжают, становится более инвестиционно привлекательным, в первую очередь с точки зрения приобретения жилья. Мы знаем примеры, когда наши туристы ездили в те или иные страны, а после этого покупали там недвижимость или создавали бизнес. Имидж, рост инвестиционной привлекательности региона и рост его привлекательности с точки зрения приобретения недвижимости – это еще один эффект, который дает туризм. Туристический поток – это очень многогранный показатель. Это в первую очередь вклад в экономику в виде абсолютных цифр, также это генерирование рабочих мест, что актуально, когда в мире благодаря процессам автоматизации и роботизации высвобождается большое количество рабочих мест в традиционных отраслях. Сейчас практически перед каждой развитой страной стоит задача, куда этих людей направить и чем их занять. 

    Туризм дает возможность легкого перераспределения трудовых ресурсов из традиционных отраслей в сферу обслуживания. Это важный показатель устойчивого развития экономики любой страны, любого региона и, безусловно, Республики Татарстан. 

    Сколько денег принесли 300 тыс. туристов, посетивших Татарстан? 

    – Мы проводили в течение чемпионата мира ряд опросов и исследований. По нашим данным, в среднем каждый приезжающий сюда турист тратил за все время пребывания порядка 30 тыс. рублей. В эту сумму входят затраты на проживание, питание, развлечения, покупки. Исходя их этих данных, мы понимаем, что оборот туристической отрасли Татарстана за период чемпионата мира составил порядка 9 млрд рублей. Это те деньги, которые потратили болельщики и туристы в период чемпионата. Это очень существенная цифра. Взамен этих денег мы не отдали ни нефть, ни природные ресурсы, а просто предоставили туристам услуги. 

    Давайте поговорим о болельщиках. К примеру, в Татарстане был популярен бразильский болельщик, мы даже снимали с ним видеоролик. Фанат из Англии захотел работать в РТ в сфере туризма. Какие болельщики вам запомнились? 

    – Все болельщики очень разные. Это было видно по той стране, откуда они приехали. Это абсолютно разное поведение и менталитет. Скажем, австралийцы очень сильно отличаются от иранцев. Иранцы очень сильно отличаются от колумбийцев. Испанцы сильно отличаются от тех же самых южнокорейцев. В основном отличия касались того, что больше всего туристы потребляли в плане услуг. Нации, которые более образованы и знакомы с мировой историей, больше интересовались какими-то историческими вещами. Они посещали музеи, остров-град Свияжск, Болгар и т. д. Страны, которые менее погружены в мировую историю, больше интересовали развлечения, шопинг, прогулки по городу. Все они были похожи в том, что развлекались как могли, особенно в случае победы команды. Наверно, где-то болельщики мешали спать людям, но, тем не менее, общий фон был позитивным. Конечно, они посещали и бары, и рестораны, но при этом не было никакого хулиганского поведения даже в состоянии легкого алкогольного опьянения. Стоит сказать, что атмосфера была приятной и комфортной. 

    У нас не было таких эксцессов, как, например, в Волгограде, когда болельщики вели себя неподобающе? 

    – Насколько я знаю, таких примеров не было. Здесь надо отдать должное силам правопорядка, которые работали очень четко и корректно. При этом атмосфера и обстановка не провоцировали болельщиков на какие-либо отклонения от нормального поведения. Во-вторых, этому не способствовал состав болельщиков. Не секрет, что наиболее хулиганистые болельщики – это британцы. Были определенные опасения насчет поляков, но, как показала практика, они очень доброжелательные, миролюбивые и активные болельщики. 


    Как вам бразильские и мексиканские болельщики? Это же просто взрыв эмоций. 

    – У нас есть на Баумана дискобар с латинской музыкой. В этот бар все время стояла очередь. Эти болельщики, конечно, веселятся по-другому. Это все-таки Южная Америка, музыка и карнавал. Стоит отметить, что все это проходит в дружелюбном русле. Было много случаев, когда люди приезжали автостопом или на своем мотоцикле. Бывало, что приходит, например, поезд, в котором ограниченное количество мест, предположим, 500, а из поезда выходит 550 человек. Были исключительные случаи, когда люди даже ставили палатку на асфальте и ночевали в ней. 

    Вы видели много крупных мероприятий у нас в России и за рубежом. Как вы считаете, ЧМ выходит за эти рамки и чем? 

    – Абсолютно. Во-первых, количеством людей. Во-вторых, их энергетикой. Сюда приезжают те, кто настроен эмоционально провести время. Если во время других классических событий атмосфера достаточно ровная и спокойная, то в данном случае люди намного активнее выражали свои эмоции. Присутствовала атмосфера, когда все хотели обняться и сфотографироваться друг с другом. Еще одна особенность состоит в том, что люди передвигались пешком. Приятно, что все фан-зоны в нашем городе расположены так, что между ними можно передвигаться пешком без нагрузки на общественный транспорт и такси.

    Давайте поговорим о структуре гостеприимства в нашей республике. Как мы к этому готовились? Как, на ваш взгляд, отработали гостиницы и рестораны? 

    – Я считаю, что структура нашего гостеприимства сработала очень хорошо, в первую очередь благодаря тщательной подготовке. Во-первых, все гостиницы прошли процедуру обязательной классификации. Фактически это определенный аудит каждой гостиницы, когда анализируются не столько ее конструктивные особенности, а сколько уровень сервиса. Исходя из этого, присваивалась определенная звездность. Есть категория «без звезд», но и она соответствует минимальному набору критериев – это состояние номеров, предлагаемые услуги, квалификация персонала, внешний вид и т. д. Не секрет, что многим гостиницам пришлось что-то менять, чтобы соответствовать той или иной категории. 

    Во-вторых, это информационная среда. 99 процентов приезжающих туристов не знают русского языка. Нужно было создать условия, чтобы они чувствовали себя комфортно без наличия переводчика. Здесь была проведена большая работа с точки зрения навигационной и информационной среды. Была создана понятная система навигации в городе – таблички на иностранном языке, традиционные и специально созданные указатели. Кроме того, большая работа была проделана с точки зрения информационной поддержки в туристических местах города. Многие видели, что до сих пор стоят информационные шатры в форме купола или, скорее, полумяча, и в них работают ребята – члены Ассамблеи туристских волонтеров, которые специально были подготовлены для работы в дни чемпионата. 

    Нагрузка большая на них была? 

    – Нагрузка большая. Они работали с девяти утра до девяти вечера ежедневно. Я сам лично заходил – там все время были туристы, которые спрашивали, куда пройти и где лучше что-то купить. Во всех шатрах были англоговорящие и испаноговорящие ребята, которые помогали людям. Кто-то на фарси, кто-то на немецком мог пообщаться с туристами. Кроме этого, был издан большой объем инфографической продукции на шести языках. Туристу было достаточно легко получить карту города, карту республики, путеводитель, где были указаны все основные объекты. Кроме того, перед чемпионатом мы запустили систему аккредитации предприятий общественного питания Visit Tatarstan. Чтобы получить аккредитацию, кафе и рестораны должны выполнять определенный набор требований, которые необходимы для того, чтобы качественно и комфортно обслужить туристов. В них входят наличие меню на иностранном языке, англоговорящего персонала, возможность оплаты всеми платежными системами, ну и чистота и опрятность заведения. Порядка ста кафе и ресторанов до начала чемпионата получили такую аккредитацию. Мы туристов ориентировали на то, что в городе действует такая программа действует, знак Visit Tatarstan нанесен на двери аккредитованных заведений. Мы мониторили отзывы находящихся здесь людей, и действительно те предприятия, которые вошли в эту систему, во-первых, получали дополнительный трафик туристов, во-вторых, справлялись с обслуживанием иностранных туристов успешнее, чем их конкуренты. 


    Все равно были отзывы отельеров, жаловавшихся, что они ничего не заработали и Санэпиднадзор заставил пойти на дополнительные траты. Так ли это или это лукавство с их стороны? 

    – На период проведения чемпионата было принято специальное постановление Правительства РФ о ценах на проживание. Логика этого постановления такова, что оно устанавливает максимальные цены на проживание. В зависимости от рыночной ситуации в том или ином городе каждый владелец гостиницы мог посмотреть: если загрузка была максимальной, он мог работать по максимальной цене; если загрузка была минимальной, то он мог думать о том, чтобы снижать цены. С моей точки зрения, логика этого постановления была абсолютно правильной. За время чемпионата загрузка гостиниц составила в среднем 81 процент. Это на 25–30 процентов выше, чем за тот же период прошлого года. Кроме этого, цены в этот период были установлены на 60 процентов выше, чем в нормальный период. То есть, как правило, практически все средства размещения работали по максимальной цене. Таким образом, дополнительно сформировалось порядка 60 процентов увеличения доходов за счет увеличения цены. Абсолютное большинство собственников средств размещения получили очень серьезный оборот в период проведения чемпионата. Во-первых, загрузка была высокая, до ста процентов. Мы видели примеры, когда в дни матчей 30 июня и 6 июля мест в гостиницах не было. Люди при этом селились не только в Казани, а также в Зеленодольске, в Камском Устье, даже в Набережных Челнах. Работала вся республика. То, о чем вы говорите, касалось хостелов. По хостелам тоже была установлена максимальная цена – так называемая комната с многоместным размещением стоила 3400 рублей. Те жалобы, о которых вы говорите, касались хостелов, где размещали в комнате по 12 человек. Вопрос, комфортно ли размещать 12 разных человек в комнате, надо задавать собственнику бизнеса. С моей точки зрения, все-таки хостел предполагает некий риск, некие издержки и недопустимое количество человек в одной комнате. Если в комнате не более шести человек, то это нормально и комфортно, это даже гигиенически понятно. Те хостелы, которые размещали не больше шести человек, максимум восемь человек в комнате, в итоге получили наилучшие отзывы. Так что 99 процентов участников рынка получили хорошую выручку, они довольны финансовыми итогами чемпионата. Да, безусловно, им пришлось неоднократно пройти через определенные проверки контролирующих служб, но ни в одном случае не было кардинальных санкций в отношении собственника. Итогом всех проверок были рекомендации (пусть и в жесткие сроки) по устранению тех или иных недочетов. То есть была задача сделать все безопасно, чисто и комфортно. 

    Понятно, что перед приездом гостей надо немножко потратиться. 

    – Честно говоря, я сам обходил гостиницы и хостелы. К сожалению, некоторые примеры недостойны Казани и Татарстана. Собственникам надо наводить порядок более тщательно. 

    Девять миллиардов потратили туристы во время ЧМ. Кто больше всех получил от этого пирога? Отельеры? Рестораторы? 

    – Вы знаете, все получили по чуть-чуть. Если в процентах, то примерно 30 процентов – это проживание, 20 процентов – это питание, 20 процентов – это развлечения, и процентов 10–15 – это покупки сувениров. Может, чуть меньше, чем классические туристы, наши болельщики потратили на посещение музеев и экскурсий, но так на всех чемпионатах. 

    В интернете было много информации о том, что частники заработали много денег, что они сдавали свои квартиры по умопомрачительным ценам. Вы анализировали эту ситуацию? Как ее повернуть, чтобы какие-то гарантии были и у туристов, и у сдающих? 

    – Начиналось масштабно – цены доходили и до трехсот, и до пятисот тысяч в сутки. Ну, люди не дураки, за такие деньги снимать не будут, собственники просто проверяли, за сколько возможно сдать свою квартиру на время чемпионата. В итоге рабочие цены примерно сравнялись с гостиничными, от 10 до 25 тыс. рублей в зависимости от размера. В квартире за 25 тысяч можно было разместить 4–6 человек. Это очень здорово с точки зрения туризма, что наши люди так активно включились в процесс сдачи квартир, потому что таким образом ёмкость Казани резко увеличилась. По большому счету до 50 процентов людей в пиковые дни жили в квартирах. Если бы не было квартир, нам бы пришлось им отказывать. Собственники квартир очень выручают в пиковые даты событий, но на собственнике квартир лежит большая ответственность. Во-первых, если получен доход, то им необходимо его задекларировать. Если они занимаются этим систематически, им необходимо оформлять уже индивидуальное предприятие. И третье, необходимо регистрировать гостей, живущих в ней. По нашим законам, если иностранный или иногородний гость прибывает на период более определенного срока, собственник обязан его зарегистрировать. Гостиницы регистрируют через электронную систему, а в случае квартир собственник обязан поставить их на учет в отделении Федеральной миграционной службы. Это очень важно с юридической точки зрения. С экономической стороны здорово, что люди получили деньги, увеличилась ёмкость Казани, но необходимо, чтобы была соблюдена и юридическая сторона вопроса. 

    Вы считаете перспективной эту форму заработка? Вот прошел чемпионат, и к человеку, который сдавал квартиру, придут налоговая, ФМС? 

    – Я думаю, что такое будет однозначно. Люди получили доход, и, согласно законам нашей страны, они должны правильно отчитаться об этом доходе, заплатить с этого дохода соответствующие налоги. После чемпионата каждый из них сам решит такую судьбу – либо продолжать этим заниматься, либо чемпионатом и ограничиться. Честно скажу, я сторонник классических форм проживания – гостиниц, мини-отелей, хостелов, потому что это уже стационарные объекты, понятные рабочие места, понятные налоговые отчисления и, что самое главное, понятный уровень сервиса. Снимая квартиру, человек всегда определенным образом рискует. 


    Я бы сейчас хотел отвлечься от чемпионата мира. Очередной крах туристического агентства, даже мои родственники пострадали, купив билеты через «Натали турс». Отчего это происходит и как от этого уберечься? 

    – То, что произошло с «Натали Турс», это классическая ситуация, когда предприниматель переоценивает ожидания от спроса. То есть это, к сожалению, классическая история, когда надеются на большой спрос, ставят соответствующий объем самолетов, чартеров, а экономическая ситуация или спрос по тем или иным причинам развиваются не так, как они планировали. Скажем, это такая рискованная модель ведения бизнеса. Для того чтобы люди страдали меньше, на федеральном уровне был принят ряд изменений. Раньше, например, туроператору необходимо было только застраховать свою ответственность и, как правило, размера страхового покрытия не хватало, чтобы удовлетворить претензии всех. После этого был сформирован фонд «Турпомощь», куда каждый оператор отчислял определенный процент от объема продаж. И этот фонд покрывал расходы в случае экстренного вывоза туристов из стран обратно в Россию. Если туроператор говорил, что у него нет денег, то включалась «Турпомощь» и при его помощи вывозились обратно все туристы домой. Механизм последних банкротств показал, что «Турпомощь» очень эффективно срабатывает. То есть без дополнительного участия бюджетных средств все туристы возвращались на родину, как правило, даже в назначенные сроки. Кроме этого, два года назад было введено еще одно новшество – был создан фонд персональной ответственности туроператоров, когда каждый конкретный туроператор от своего объема продаж создавал некий резерв в этом фонде. Средства этого фонда идут на покрытие требований тех туристов, которые еще не улетели. 

    Тем, кто не улетел, вернут деньги? 

    – Я думаю, что вернут. Вопрос в объеме и в том, насколько компания «Натали Турс» успела в достаточном объеме сформировать фонд персональной ответственности. Я думаю, что большая часть, безусловно, будет возвращена. И фонд персональной ответственности, и ассоциация турпомощи – это два механизма, которые позволяют простым гражданам страдать меньше. 

    Вы регулируете сферу туризма. У вас есть какие-то рычаги влияния? 

    – Есть на федеральном уровне, потому что, во-первых, у федеральных агентств по туризму есть механизм – это федеральный реестр туроператоров. То есть они могут принимать решение об исключении в случае рискованного ведения бизнеса. Во-вторых, сформировано два фонда: «Турпомощь» и фонд персональной ответственности. Кроме того, есть Министерство транспорта и Росавиация, которые имеют право останавливать те или иные полеты или продлевать их. Так было с одним оператором, у которого были вопросы по безопасности полетов, но они их потом сняли, а после устранения всех недочетов они продолжили летать. На региональном уровне мы таких механизмов не имеем, потому что, как правило, все банкротства, которые были в новейшей истории, – это банкротства федеральных туроператоров. Здесь они работают через наши казанские и татарстанские агентства. И задача нашего госкомитета – привлекать туристов в Казань и Татарстан, то есть сделать все возможное, чтобы люди сюда приезжали, потому что вывозом занимаются большие компании, они вкладывают деньги в рекламу. Работать с выездным турпотоком не наша задача. Мы работаем с въездным и внутренним. 


    То есть отдыхайте дома? 

    – Да, я всегда говорю: «Отдыхайте в Татарстане». Люди, безусловно, должны ездить в другие регионы и страны, знакомиться с другими культурами. Дай бог, чтобы у всех была такая финансовая возможность и был выбор. Это нормальный процесс, туризм не может быть внутри одной страны, иначе не было бы международного туризма. 

    Сейчас масса всяких сайтов, где можно самостоятельно выбрать время, место, отель, трафик и т. д. Лучше делать это самостоятельно или обращаться к федеральным туроператорам, как вы считаете? 

    – Чартерные программы или операторы, которые предлагают пакеты, все же предлагают их по более низкой цене, чем если бы вы сами начали этим заниматься. Более того, часто самолет вылетает из Казани в ту точку, в которую долететь напрямую по-другому невозможно. То есть если лететь регулярным рейсом, то нужно будет делать две-три пересадки, поэтому цена будет достаточно высокой. Таким образом, они закрывают серьезную нишу. Вот «Натали Турс» – это банкротство крупной компании. Но это не весь рынок, то есть сотни тысяч людей съездили по туристическим пакетам, остались довольны, сэкономили деньги, благополучно вернулись домой. То есть это не правило, а исключение на рынке. Эти два механизма дают возможность людям быть застрахованными от финансовых потерь. Если ваш уровень дохода выше, то вы можете самостоятельно бронировать отель, перелет и получать визу. Это потребует больше времени, обойдется чуть дороже и вы сами будете нести ответственность за качество. То есть вам тяжелее будет предъявить претензию на качество отеля. Вы можете судиться с его владельцем, но это, как правило, не заканчивается успехом. 

    Кому как удобнее. 

    – Есть люди, которые ездят и по пакетам и которые некоторые поездки оформляют самостоятельно. 

    Я видел некоторые дискуссии. Дешевле, говорят, получается (оформить самостоятельно). 

    – Во всем цивилизованном мире есть и такие и такие пакеты. Даже в Германии. 

    Они 50 на 50, на ваш взгляд, или все же агентства занимают больше рынка? 

    – Все-таки агентства занимают больше рынка, потому что массовые пакетные предложения связаны с пляжным туризмом. Выезжающих на пляжный отдых из России порядка 70 процентов. В европейских странах примерно то же самое. И немцы, и итальянцы, и британцы ездят по пакетам. И есть большая доля тех, кто ездит самостоятельно. 

    У нас в Казани произошло историческое событие – принято решение снять взаимные визовые требования для граждан России и ОАЭ. Что это дает нашей республике? Какие перспективы вы ожидаете в связи с этим? 

    – Мы очень давно ждем такого решения. Сейчас должны быть до конца прописаны механизмы, как граждане ОАЭ смогут въезжать в Россию без визы, потому что мы последние два года ведем работу по продвижению наших ресурсов на рынке стран Персидского залива: Ирана, Кувейта, Бахрейна, ОАЭ. Страны залива – самый большой и сладкий кусок. И основным сдерживающим фактором был вопрос оформления визы. Граждане ОАЭ въезжают без визы во многие страны. Как правило, они получают европейскую или американскую визу на срок от 3 до 10 лет. В случае с российской визой было тяжелее – надо ее получить, собрать документы, в консульстве ждать. И мы здесь проигрывали серьезную конкуренцию. Хотя в прошлом году впервые туристы из ОАЭ начали посещать Татарстан. Они приезжали только в Татарстан. Им очень понравились природа, кухня, обстановка, люди. Для нас подписание такого соглашения и введение механизма открывает большие перспективы привлечения туристов. Во-первых, есть прямой рейс туда. Авиакомпания FlyDubai в сезон летает до 5 раз в неделю – это большой объем перевозки. Время в полете комфортное. Продукт, который мы можем предложить на рынке, хороший, им нравится. Мы с нетерпением ждем, когда это случится. 


    Когда это случится? 

    – Был прогноз, что с 1 августа, возможно, с 1 сентября. Это вопрос ближайших месяцев. Это большой шаг вперед, это прогресс. 

    Еще одно перспективное направление – Китай. Как вы оцениваете привлечение китайских туристов? 

    – Основная задача – это поиск и нахождение партнера по прямому рейсу из Китая в Казань. Возможно, это будут не восточные, а западные города Китая. Но здесь нас сдерживает логистика. Большое количество самолетов, летающих в Москву, Санкт-Петербург или в Новосибирск из Китая, сдерживает въездной турпоток в Казань, потому что китайский турист покупает дешевые туристические продукты. 

    Когда логистика идет через Москву, Новосибирск или Санкт-Петербург, залёт в Казань добавляет определенную стоимость в пакет. И пока количество тех туристов, которые готовы доплачивать за это дело, не очень большое. Наличие прямого рейса удешевит Казань, Москву и Санкт-Петербург в одном путешествии для китайцев, и в этом случае авиабилет будет стоить нормально. И с точки зрения содержания продуктов для китайцев это будет интересно. Они, приезжая сюда, всегда очень довольны, везде фотографируются, их в принципе все устраивает. В год Казань пока посещают порядка 10–12 тысяч китайцев, но это небольшая цифра. Мы должны смотреть по 50–100–150–200 тысяч и так далее. В перспективе надо работать на это. По визам там нет особых проблем, то есть это соглашение о групповой туристической визе между Россией и Китаем действует. Это большой плюс при организации турпотока. С другой стороны, это приводит к тому, что на рынке играют игроки с низкой ценой. И в этом плане нам нужно вписаться в этот туристический поток, и мы это сделаем. 

    Хорошо. Есть еще одно направление – Иран. Есть поток из Ирана? 

    – На Иран мы тоже возлагаем большие надежды. Чемпионат – это отдельная история. На него приехало порядок 10 тысяч болельщиков из Ирана, это большая цифра. Но после чемпионата уже начнутся в том числе регулярные группы иранских туристов. В Иране сейчас меняется экономическая ситуация в связи с отношениями с Америкой и так далее. Проведенная подготовительная работа на рынке Ирана даст нам в ближайшее время большое количество туристов из этой страны. 

    Здорово. Давайте поговорим о внутреннем туризме. На чем вы акцентируете внимание? 

    – Перед нами стоит задача увязать все туристические объекты в один маршрут. Мы боремся за то, чтобы турист большее количество ночей проводил на территории Татарстана. Если пять лет назад люди, условно говоря, приезжали на одну или две ночи, то сейчас этот показатель уже три-четыре ночи. И наша задача довести этот показатель, условно говоря, до пяти ночей. Дополнительная ночь – это очень серьезный вклад в экономику республики. Увязка туристических центров в один маршрут позволит нам добавить ночь у приезжающего туриста и загрузить те объекты, которые появляются в этих местах. В Болгаре достраивается шикарная гостиница. В Камском Устье появилась прекрасная гостиница. В Елабуге есть гостиницы, на одной из них сейчас заканчивается реконструкция. Все точки расположены по связанному маршруту Елабуга – Набережные Челны – Чистополь – Билярск – Болгар – Тетюши – Камское Устье – Свияжск – Казань. В связи с решением создать переправу в Тюкеево, которая позволит быстро перекидывать туристов с одного берега Волги на другой, этот маршрут сможет полноценно замкнуться. 

    Здорово. Давайте поговорим еще об одном виде туризма – охоте и рыбалке. Как он развивается? Как вы видите его перспективы? 

    – У нас огромная акватория. Мы понимаем, что инфраструктура в туристических центрах неплохая, но у нас абсолютно не задействована береговая линия и абсолютно слабо задействована акватория Волжско-Камского бассейна, Куйбышевского водохранилищ. То есть рыболовные базы существуют в минимальном количестве, и нас такой результат не устраивает. Сейчас мы разрабатываем вместе с районами пакет инвестиционных предложений для того, чтобы определить основные площадки для создания таких баз на берегах Волги и Камы. Сейчас мы прорабатываем до конца законодательную процедуру по выделению этих земельных участков инвесторам. Там есть жесткий Земельный кодекс РФ, поэтому процесс не всегда проходит достаточно быстро. Но, тем не менее, задачу завершаем и в ближайшее время начнем развивать эти туристические центры. 

    Вы какие-то послабления дадите владельцам бизнеса? В чем поддержка будет? 

    – Финансовая поддержка механизма и сейчас есть. Есть вопросы по скорости и по технологии передачи земельных участков инвестору для реализации инвестиционного проекта. То есть все остальные механизмы плюс-минус прописаны, существуют и могут быть применены. Сейчас основной вопрос заключается в том, чтобы создать условия для инвестора по работе с земельным участком. 

    К примеру, я поставлю там несколько домиков и начну привозить людей. Для меня будут какие-то льготы по налогам? У вас есть планы с точки зрения налогового послабления для развития этого бизнеса? 

    – Конечно. Если вы говорите, что построили два-три домика, то необходимо с нами встретиться, понять перспективу развития этой территории и вместе с муниципалитетом, с республиканскими органами власти определить, какие могут быть послабления по земельному налогу, по продлению срока аренды. Если это находится у вас в собственности, то может быть поддержка по коммуникациям, но для этого должен быть план развития. То есть муниципалитет должен понимать, что, вкладывая что-то или давая какие-то определенные льготы, он получит определенный доход в будущем, который перекроет те льготы, которые ему предоставят сейчас. 


    Вот я составляю бизнес-план. Расскажите алгоритм, как действовать: идти в муниципалитет или сразу к вам? 

    – Можно сразу к нам. Мы уже стыкуемся с муниципалитетами и принимаем решение в каждом конкретном случае. 

    Много можно говорить. Как вы считаете, как ваша команда отработала? Какие задачи вы ставите перед вашей командой на ближайшее обозримое будущее? 

    – Моя команда отработала прекрасно. Многие сотрудники, я в том числе, работали круглосуточно в дни чемпионата. Предварительные итоги можем сейчас подвести: все справились с поставленной задачей. Следующая цель – использовать чемпионат, тот пиар и опыт, который мы получили в работе с иностранными болельщиками, для дальнейшего увеличения туристического потока. Стоит задача создать новые туристические продукты, выйти на новые рынки и привлечь туристов оттуда, откуда мы их еще не привлекали. Очень перспективна, на мой взгляд, Япония. Может, это не миллионы туристов, но это очень интеллектуальные и платежеспособные клиенты. Не все резервы задействованы на европейских рынках, и плюс на внутреннем рынке у нас есть серьезное постчемпионатское наследие. У нас побывали мировые звезды – Роналду, Месси, Неймар. Это люди, с которыми рядом стоять для многих мечта, а у нас можно посмотреть, где они были и что делали. Вот это мы должны использовать, как Барселона использовала Олимпиаду, поэтапно увеличивая туристический поток. 

    Не думаю, что у того же Неймара или Месси приятные воспоминания о Казани. Все-таки они тут фиаско потерпели. 

    – Они потерпели, а мы будем зарабатывать на этом. 

    Ну да, узнаваемость растет. Когда Неймар выставил в своем Инстаграме граффити, наверное, многие узнали о Казани не только после победы «Рубина», как раньше. По-вашему, с чем будет ассоциироваться Казань у наших болельщиков? 

    – Казань будет ассоциироваться с городом, который имеет шикарную инфраструктуру, культуру и кухню. Плюс этот город имеет очень интересные предложения для тех, кто живет и болеет футболом, где можно потрогать, посмотреть и почувствовать себя на этом чемпионате. Реальное количество людей, которые приехали на чемпионат, небольшое. У нас страна – 140 миллионов человек, мир – несколько миллиардов человек. У людей есть желание почувствовать, как это было. И наша задача в Казани – дать возможность почувствовать и материальное, и нематериальное наследие этого чемпионата. Не секрет, что в той же Барселоне, приезжая, люди идут на стадион клуба. Там нет игры, команда может быть на выезде, но людям хочется быть причастными. И мы должны это дело использовать.




    Самое читаемое
    Комментарии







    Интервью

    «Казань современный, чистый, ухоженный и опрятный город»: мнение членов руководящего комитета премии Ага Хана по архитектуре о столице Татарстана

    В субботу прошел семинар лауреатов премии Ага Хана в области архитектуры, где обсудили проекты участников. Среди спикеров присутствовали эксперты в области архитектуры, члены жюри премии и другие. О том, чего не хватает и Казани и об итогах трехлетнего цикла премии корреспондент ИА «Татар-информ» поговорил с профессором, директором Программы Ага Хана по исламской архитектуре в Массачусетском технологическом институте Насером Раббатом и специальным советником ректора Университета Ага Хана и членом Совета директоров Глобального центра плюрализма в Оттаве Азимом Нанджи.

    Интервью

    Максим Скалозубов: «Наша цель — дать человеку самоопределиться и познать себя: что я могу, что я хочу»

    В преддверии юбилея заслуженный работник РТ и директор Центра искусств «Шарм» Максим Скалозубов рассказал о выпускниках, которые работают в Голливуде и Нью-Йорке, Олимпиаде в Сочи и Лондоне и курьезном случае при подготовке к Универсиаде в «Интервью без галстука» гендиректору АО «ТАТМЕДИА» Андрею Кузьмину.

    Интервью

    Вайны на татарском языке, гастроли с Ильсией Бадретдиновой и репертуар из национальных песен: чем студента из Конго покорил Татарстан

    В чем заключается деятельность Союза африканских студентов Татарстана? Насколько сложно африканцу выучить русский язык? Как студент из Конго попал в ансамбль Ильсии Бадретдиновой? Об этом ИА «Татар-информ» рассказал руководитель САС Оливер Мукенди.

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна