Женская доля: о жизни в колонии-поселении и о мечтах о свободе

9 Марта 2018

Фото: Салават Камалетдинов
Автор материала: Елена Кривопатре
В преддверии Международного женского дня мы посетили колонию-поселение № 17 и пообщались с женщинами, чья жизнь сложилась не так гладко, как они планировали. О тяжелой женской судьбе, преступлении и наказании и о забытых девичьих радостях – в репортаже ИА «Татар-информ».

В 150 километрах от Казани расположился поселок Дигитли, где отбывают наказание за свои преступления 120 человек, 25 из них женщины. Режим в колонии-поселении не так суров, как в тюрьме, – здесь нет колючей проволоки, злых собак и караульных с оружием.

Осужденные могут приезжают сюда своим ходом, без конвойных. Когда мы подъезжали к колонии, нам навстречу попался парень с дорожной сумкой – как выяснилось, нам было по пути. Он шел в колонию пешком, чтобы отбыть здесь свой срок.


Место, где находится колония, расположено на открытой холмистой местности — простор и поля. О том, что здесь находится исправительное учреждение, напоминает только пункт КПП и табличка на стене административного здания.

В этой колонии-поселении осужденные отбывают наказания за кражи, употребление наркотиков и мошенничества, то есть преступники здесь не опасные, стало быть, и условия для них созданы более мягкие.

Осужденные могут трудиться на сельскохозяйственных предприятиях и на швейном производстве КП № 17. Здесь же они могут получить образование.


Мы прошли в женское общежитие, где нас встретили несколько женщин, которые толпились у входа. Кто-то из них приветственно улыбнулся, кто-то, опустив глаза, старался не привлекать к себе внимания.

В комнатах общежития стоят двухъярусные металлические кровати с табличками, на которых указаны данные осужденных. Все аккуратно и чисто — чувствуется дисциплина. Женщины живут строго по распорядку, почти как в армии.

Двадцать лет стажа 

Первой на разговор вызвалась Наталья Полякова. Мы сразу обратили внимание на ее макияж. Как оказалось, пользоваться косметикой здесь не возбраняется, и женщины стараются всегда выглядеть хорошо.


Когда осужденных вызывают к начальству, они сразу зачитывают фамилию, имя, отчество, срок отбывания наказания и статью. Так же начала беседу Наталья и с нами.

«Полякова Наталья Михайловна, статья 158 часть вторая, срок четыре года колонии-поселения. Начало срока 25.11.2016 конец 24.11.2020 года», – отчиталась женщина.

Мы постарались сделать нашу беседу более неформальной. Она рассказала, что этот ее срок не первый. Впервые она попала за решетку за кражу, тогда ей было всего восемнадцать. В 20 лет история повторилась. Все четыре срока по одной и той же статье – «Кража». Во время отбывания очередного наказания женщине исполнится 40 лет.


«Может быть, если в первый раз не посадили бы, потом бы не села. Но так сложилось», – считает Наталья.

Тюремная жизнь женщины началась в 1996 году. На нее повлияло окружение, которое сформировалось в то время, и ситуация в семье, уверена она.

Наталья родом из Волжска, предыдущие сроки отбывала в Чувашии – в Алатыре, Козловке и Цивильске.

«У меня есть сын, учится в Казани в кадетской школе, ему 16 лет. Мама у меня не работает, она пенсионерка. С рождения меня воспитывал отчим, он работает в пожарной части. Была замужем, муж уже давно умер. Сына сюда не возят, но он рвется. Мы общаемся только по телефону, а родители приезжают постоянно, присылают посылки», – рассказывает она о своей семье.

Чаще всего за решетку попадают люди, выросшие в неблагополучных семьях. В случае Натальи кажется, что все наоборот, разве она что-то недоговаривает…

Осужденные, как и обычные люди, трудятся в колонии и получают зарплату, правда, после всех вычетов в свободном распоряжении остается две-три тысячи рублей. Наличные выдают не на руки, а перечисляют на специальную карту, которой можно расплачиваться в местном магазине. 

По закону от всей заработанной суммы у осужденного должно оставаться не менее 25 процентов. Государство высчитывает плату за проживание, коммунальные услуги, питание и одежду, а у тех, у кого есть судебные иски или алименты, высчитывают в первую очередь. У нашей собеседницы иск в размере 80 тысяч рублей, но выплачивать эту сумму ей придется еще и на свободе.


Здесь, в колонии, Наталья работает дневальной. Труд этот облегченный – недавно женщина перенесла операцию. Когда она поправится, снова выйдет работать на швейное производство.

«По образованию я швея, четвертый разряд, выучилась в колонии в Козловке, когда отбывала наказание. Там мы шили форму, а здесь наволочки и простыни. Профессия пригодилась и на воле. В принципе, мне нравится», – делится Наталья.

По статистике большинство осужденных освоили свою профессию именно в исправительных учреждениях. Для некоторых из них это единственная возможность получить образование.

Рабочий день Натальи длится восемь часов, работа не тяжелая, нужно просто следить за порядком и чистотой, параллельно она даже успевает заниматься своими делами.


По рассказам Натальи, создается впечатление, что среди осужденных добрые и дружественные отношения. Вечером они смотрят телевизор, летом играют в футбол, кто-то читает, кто-то вяжет. Жизнь тянется в своем ритме, даже вне свободы. После освобождения Наталья хочет пойти работать и надеется, что сюда больше не вернется.

Лишение родительских прав

Екатерина Феоктистова – женщина с рыжими вьющимися волосами и пронзительными зелеными глазами. Пообщаться согласилась, но с осторожностью.

Екатерине 35 лет, и уже почти год она отбывает наказание за употребление наркотиков. Женщина поделилась, что к употреблению наркотиков ее подтолкнул конфликт в семье.


Екатерина родилась в Казани, росла, по собственному признанию, в благополучной семье — мама кондитер, отец электрик-высотник. Дома ее ждет десятилетняя дочь.

«Дочка учится в четвертом классе, ей нравится математика и английский. Она ни разу не приезжала сюда ко мне, не хочу травмировать ребенка. Это не нужно», – делится Екатерина.

Конечно, девочка скучает по маме и очень хочет приехать.

«Всеми путями стараемся, чтобы не просилась сюда. Просто ей говорят, что еще чуть-чуть подожди, мама скоро будет дома», – объясняет женщина.

По профессии Катя швея, в колонии продолжила работать по этой же профессии.

В свободное время осужденные могут сшить что-то и для себя — это не запрещается. Вообще в свободное время не так много ограничений. Осужденные могут заниматься спортом, смотреть телевизор и просто общаться.


«Здесь проходят спортивные мероприятия, мальчики играют в футбол, девочки поддерживают. Физкультура по утрам. Все нормально, здесь все есть», – рассказывает Екатерина.

На вопрос, чего особенно не хватает в колонии, женщина отвечает – семьи и дома.

Рассказывая о культурной жизни, здесь не забывают и о праздниках. Осужденные готовят концерты, поздравляют друг друга песнями и танцами. Так, на Новый год Екатерина впервые в жизни сыграла роль Снегурочки и признается, что ей очень понравилось.

Колонию-поселение часто посещают представители духовенства, Катя обязательно ходит на такие встречи.

«Я с религией не очень дружу. Да, я может быть, во что-то верю, но это сугубо личное дело каждого. Я крещеная, но мне интересен ислам. Я ни разу не была в мечети, мне интересно туда сходить. Буду дома – обязательно схожу», – призналась Екатерина.

На вопрос о будущем Екатерина не дает однозначных ответов и признается, что не знает, что будет делать на свободе. Пока женщина заботится только о восстановлении своих родительских прав.

«Изначально надо глобальные вопросы решать, потом только думать о работе. Мне дочь важнее, чем работа. Я займусь сначала дочерью», – говорит она.


О том, что до восстановления в родительских правах надо найти работу, женщина узнала только от журналистов. Задумавшись, она ответила, что в первое время рассчитывает на помощь мамы.

«Как оградить ребенка от дурного влияния?» – спросили мы. Екатерина растерялась.

«Я не знаю ответа на этот вопрос, если честно. Я думала об этом, но я не знаю. Мне кажется, любой родитель не знает. Как бы мы их ни оберегали, но они становятся взрослыми, начинают гулять сами по себе, и ты уже не находишься рядом. Я не знаю. Вот как мама я не знаю, если честно. Мне кажется, любой родитель согласится с этим. Они же упорхнут, так же и я упорхнула из-под родительского крыла. Они же меня тоже не остановили. И я не знаю, как будет. Это наш крест, и нам его нести», – поделилась Екатерина.

Екатерина поделилась, что, общаясь с дочкой, она старается быть мягкой.


«Мы не ругаемся, мы дружим, так проще с ними общаться. Естественно, никому не нравится, когда на тебя кричат. А дружить проще, договариваться надо. Меня воспитывали именно так, и я ее стараюсь воспитывать так же, то есть дружить, а не воевать. Пока получается. Я не буду лезть никогда, пусть она выбирает профессию сама. Она уже дальше пойдет по жизни сама, я не имею права лезть. Это ее жизнь. Чтобы мне потом не сказали, что это ты виновата. Сейчас они уже с 14 лет паспорт получают, уже взрослые, пусть выбирают сами», – делится Екатерина.

В преддверии праздника мы поинтересовались, что Катя хочет получить в подарок.

«Я не знаю. Именно здесь? Просто хочу, чтобы поздравили. Больше нам ничего не надо. Это уже приятно, правильно? Чтобы не забыли», – ответила она.

Дурная компания

Следующим нашим собеседником стала Гузель Рыбак. Она отбывает наказание во второй раз. Оба срока за кражу. Гузель 39 лет, дома ее ждут взрослые дети, муж и родители.


Родом Гузель из Набережных Челнов, там же трудилась на автомобильном заводе оператором автоматических линий. 

Точно ответить на вопрос, что ее толкнуло на преступление, она не смогла.

«Ну, наверное, дурная компания. Всегда же так бывает», – рассуждает Гузель.

Лишилась свободы женщина из-за кражи телефона.

«Я украла телефон у друга, но вернула его на следующий день. Все равно забрали. Непогашенная судимость была», – делится Гузель.

«Нужны были деньги?» – поинтересовались мы.

«Да нет, не больно-то и нужны были, но что-то произошло», – растерянно ответила она.

После первого срока женщина освободилась в 2014 году, устроилась на работу через биржу труда.

«Все хорошо было. Работа устраивала, просто не сложилось. Тогда у меня мужа посадили за убийство и у отца случился инсульт, и после этого все пошло наперекосяк», – делится Гузель.

Супруг Гузель недавно освободился, навещает ее так же, как и другие родственники.

В КП № 17 Гузель Рыбак работает дезинфектором, отмечает, что работа не тяжелая.


«Здесь я работаю дезинфектором: развожу раствор, баню мою, отряды, столовые, все дезинфицирую», – делится она.

«Больно-то нет свободного времени. После работы всякое бывает. Хобби у меня нет как такового. Ну если только шить. Что шью? Ну кому что зашить, у самой все рвется», – ответила она.

Добавила, что еще ходит в библиотеку колонии. Из последних прочитанных книг в ее списке роман «Джен Эйр».

На вопрос, чего бы ей хотелось больше всего, отвечает: «Спокойствия и семейной жизни с мужем».

Наркотики приводят на нары

25-летняя Алена Балашова наркозависима, однако попала в колонию за воровство. Из трех лет, назначенных ей судом, осталось отсидеть еще десять месяцев.


«Можно сказать, что здесь я прошла реабилитацию. Меня сейчас не тянет на наркотики», – рассказывает она.

О том, как совершила преступление и что подтолкнуло на такой шаг, рассказывать Алена не захотела. Но из разговора стало понятно — винит во всем наркотики. Как выяснилось, у девушки нет образования. Окончив школу, она попала в дурную компанию, с этого все и началось.

«Вообще мне дали три с половиной года, потом скинули, потом опять добавили. Ну, это долгая история... Выявился еще один эпизод за кражу в магазине, и мне добавили еще три месяца», – делится Алена.


Здесь девушка работает учетчицей на ферме, и, надо сказать, профессия ей по душе.

«Здесь я впервые столкнулась с сельским хозяйством. Мне очень нравится – это моя стихия. Мы их кормим, поим, ухаживаем. У нас шесть лошадей, мы используем их как рабочую силу, а еще 198 коров и 208 свиней», – рассказывает Алена.

К слову, фермерское хозяйство КП № 17 полностью обеспечивает молоком и мясом все исправительные учреждения Татарстана.

О планах на после освобождения девушка скромно отвечает: работа, семья. Оказалось, что дома ее ждут трехлетний сын и мама, но родные не часто навещают осужденную — за два года приезжали всего два раза.

«Нет возможности», – объясняет девушка.


Как и любого наркозависимого, Алену лишили родительских прав, но она решительно настроена исправить ситуацию.

«После освобождения первым делом надо будет устроиться на работу, не нарушать закон и не употреблять. Я хочу прекратить общение со своей прежней компанией. Здесь я все пересмотрела», – рассказывает она.

В колонии девушка освоила швейное мастерство, но после освобождения не хочет работать в этой сфере. В ее планах пойти работать на завод.


 




Самое читаемое
Комментарии







Криминал

Превратности судьбы: как француз-альфонс отбывал срок за мошенничество в Татарстане и стал имамом

Сегодня из колонии освободился Франк Пиксиоли, который стал известен в России благодаря целой серии совершенных им преступлений. Француз обманывал женщин, предпринимателей, работников шоу-бизнеса и даже детей. Отбывая наказание в татарстанской колонии, он принял ислам и даже собирался стать имамом в местной мечети. О жизни в неволе и планах на будущее незадолго до освобождения Пиксиоли поделился с ИА «Татар-информ».

Криминал

Шумные соседи, применение оружия, «Патрульвидео» – все секреты работы патрульных полицейских в Казани

2 сентября исполнилось 95 лет полку патрульно-постовой службы Казани. С чем чаще всего приходится сталкиваться полицейскому ППС, какими качествами должен обладать сотрудник и что самое сложное в работе этой службы – на вопросы ИА «Татар-информ» ответил заместитель командира 3-го батальона полка ППС УМВД России по Казани Марат Мусин.

Криминал

Сто декретниц и работодатель: раскрыта новая схема мошенничества в Татарстане

В Татарстане выявлена новая схема мошенничества. Декретницы по сговору с работодателями, которые по бумагам значительно завысили им зарплаты, получили от ФСС пособия по беременности в разы выше причитающихся им. Откуда берутся баснословные зарплаты на бумаге и что делать работникам, если работодатель пытается вовлечь их в махинации?

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна