Минкульт РТ: «Создание музея должно быть обосновано не только тем, что каждый глава, пока он у власти, хочет создать о себе добрую память»

13 Марта 2018

    Автор материала: Оксана Романова
    «События» публикуют эксклюзивное интервью об острых проблемах музейной отрасли в Татарстане: «бесхозном росте музейной сети», минимальной стоимости содержания одного музея и предстоящей в 2018 году оптимизации государственной сети хранилищ ценностей. Исчерпывающая характеристика сложившейся ситуации – от начальника отдела развития музейного дела Минкульта РТ Дамира Натфуллина.

    – На примере с шаляпинской коллекцией, которой обладает в Казани Музей Горького и Шаляпина и в то же время НКЦ «Казань», общественность узнала, что, оказывается, существует разница между городскими и так называемыми государственными музеями. Хотя, я уверена, в представлении обывателя если музей не коммерческий проект, то все они воспринимаются как государственные. Объясните, в чем разница и суть градации музеев на муниципальные и государственные?

    – До 2004 года существовал единственный государственный объединенный музей, и все муниципальные музеи считались филиалами единой государственной музейной сети. Тогда была централизованная бухгалтерия, централизованное финансирование, управление и т. д. В 2004 году был принят Закон о местном самоуправлении (ФЗ 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». – Ред.). Тогда появилась власть республиканская и муниципальная, и все музеи также разделились. Муниципалитеты получили право сами открывать, создавать музеи и, следовательно, обязательства их содержать. Республиканские музеи остались в ведении Министерства культуры РТ и республики. Государственный музей РТ сейчас носит название Национального музея РТ и состоит из 14 филиалов (Елабужский музей-заповедник, Болгарский, Свияжский и т. д.). 

    При этом если говорить о фондах, в которых хранятся коллекции, то в целом все музейные коллекции являются частью музейного фонда Российской Федерации, только пользователи у них разные – федеральные (федеральные учреждения), региональные (так называемые государственные музеи) и муниципальные. За Министерством культуры РТ как за органом субъекта, который контролирует культуру, закреплена функция обеспечения сохранности – мы можем организовывать проверки и следить, все ли условия обеспечивают муниципальные музеи. На этом наше влияние на муниципальные музеи заканчивается.

    – Что может предпринять Министерство культуры РТ, если вдруг окажется, что условия содержания музейного фонда не отвечают нормам?

    – Если, например, безопасность не обеспечена, охрана не соответствует, условия хранения предметов, выдается предписание устранить нарушения. Когда возникает опасность, если предписания не выполняются в определенный срок, то мы вправе ходатайствовать перед Минкультом России о том, что фонды нужно закрыть. Сами мы закрыть муниципальный музей не можем – не мы его создавали. Но в целом и таких прецедентов еще не было.

    – А известно, сколько всего ценностей хранят музеи Татарстана?

    – В республике на сегодняшний день 1 млн. 900 тыс. музейных предметов. Из них в активном показе в год используется не более 10 процентов. 

    Это означает, что только одну десятую участь удается показывать, а все остальное остается в запасниках. В этом заключается проблема скученности фондов: их много, а экспозиционных площадей – мало. Частично это разрешается благодаря такому понятию, как «ротация фондов», когда одна экспозиция со временем заменяет другую. Кроме того, у нас в республике создан объединенный виртуальный музей, где каждый филиал фотографирует свои экспонаты и выставляет их в общий доступ в интернете. К слову, когда этот процесс полностью завершится, мы сможем делать виртуальные выставки, объединяя экспонаты из каждого музея республики по конкретной теме – например, Великая Отечественная война и т. д. Тогда доступность фондов станет шире. Сейчас эта проблема очень серьезная.

    – Гипотетически могут быть такие условия, когда вы можете рекомендовать объединить коллекции нескольких музеев или передать от одного другому?

    – Время от времени мы выходим с такой инициативой. Об этом говорил недавно в своем докладе и министр культуры, так как в последнее время у нас наблюдается бесхозный рост музейной сети. С одной стороны, муниципалитет получил право создавать музеи, а с другой – у нас большая часть муниципалитетов дотационные. Когда ими создается музей, ни у кого разрешение не спрашивается, поскольку юридически они вправе это делать самостоятельно, но ведь после деньги на его содержание просят у республики. Это касается всех районов Татарстана, за исключением, пожалуй, двух-трех самодостаточных. И министр подчеркнул, что создание музея должно быть обосновано не только тем, что каждый глава, пока он у власти, хочет создать музей как добрую память о себе. А такая ситуация нередко наблюдается.

    Министерство культуры РТ, со своей стороны, проводя оптимизацию музейной сети в 2008–2009 годах, в предписаниях главам районов уже рекомендовало объединить в районах те музеи, которые слабо посещаются. И эта работа была проведена. Например, в районе, где пять музеев, чтобы их отдельно не содержать, создали один головной музей, остальные стали работать на правах его филиалов.


    Но слияние коллекций – сложный момент, потому что значительная их часть мемориальные. Например, в Апастово Музей Сары Садыковой. А ведь нельзя мемориальное место, там, где человек родился, объединить с краеведческим музеем Апастово – сама мысль, сама логика потеряется. А таких музеев очень много: Музей Хасана Туфана в Аксубаевском районе, Музей Мусы Джалиля в Балтасях. Они вроде и не так сильно посещаются, но как закрыть их? Для самого района они еще важнее, так что тут сложности возникают даже при его оптимизации. В то же время, когда мы из пяти музеев сделали один с несколькими филиалами, мы сразу экономим на кадровике, бухгалтере, который был в каждом музее, а стал в одном, на налогах, и в управленческом плане проще руководить одним, чем пятью.

    – То есть оптимизация музеев – это прежде всего финансовая целесообразность их содержания… или?

    – Эту работу мы проводим совместно с Центром экономических и социальных исследований (Центр экономических и социальных исследований РТ при Кабинете министров РТ. – Ред.). В первую очередь встает вопрос эффективности. Если открывать музей, который практически не имеет коллекции и его посещает 800 человек в год, то насколько целесообразно его содержание, которое доходит до 1,5 млн в год, если соблюдать все требования?.. А финансируются даже муниципальные музеи в конечном итоге и в любом случае через республику. Поэтому мы, конечно, вправе давать рекомендации по оптимизации. Но критериев на самом деле гораздо больше. Эффективность – это агрегированный показатель. Здесь и посещаемость – насколько он популярен и нужен обществу в целом, и сколько он зарабатывает, хотя, конечно, это не первостепенно, поскольку музейная отрасль не доходная часть бюджета.

    – Помня о недавнем выступлении министра культуры и его акценте на «бесхозном росте музейной сети», в Татарстане стоит ожидать нового этапа оптимизации музеев?

    – В этом году мы предлагаем оптимизировать государственную музейную сеть, потому что есть музеи, которые не выполняют те государственные функции, которые должны. Все-таки требования к государственным музеям гораздо выше, чем к муниципальным, финансируются они иначе, чем муниципальные, и работают по госзаданию. Оптимизация подразумевает собой более конструктивное расходование средств. Если музей перейдет в муниципалитет или мы его присоединим к филиалам, бюджетная нагрузка будет спадать.




    Самое читаемое
    Комментарии







    Культура

    Композитор и виолончелист Ильяс Камал: «"Моң" не передашь в нотах. Это то, что источает душа»

    Ильяс Камал – музыкант, композитор, виолончелист. Родился и вырос в Санкт-Петербурге. Аспирант Казанской государственной консерватории им. Н. Жиганова. Ильяс – очередной герой «Шәһәрчеләр», специального проекта ИА «Татар-информ» о творчестве нового поколения представителей татарской городской культуры.

    Культура

    «С татарским языком в российский прокат не выйти»: кинематографисты Татарстана о перспективах кино на национальном языке

    Почему «киноделы» Татарстана, снимая фильмы на республиканские субсидии, игнорируют условие о соблюдении двуязычия – что фильм должен быть на татарском и русском языках? Почему у кино, снятого на национальном языке, мало шансов попасть в российский прокат и как кинематографисты ищут выход из положения? В вопросе разбиралась корреспондент ИА «Татар-информ» Рузиля Мухаметова.

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна