Мубай: в «маленьком мире» талантливого исполнителя не осталось места для зрителя?

12 Января 2018

Фото: Александр Эшкинин
Автор материала: Рузиля Мухаметова (перевод, www.intertat.tatar)
Мубай дал концерт в одном из ресторанов в центре Казани.

В старинном здании в центре Казани, в уютном зале открывшегося лишь месяц назад ресторана, стоя у векового немецкого рояля, Мубай дал двухчасовой концерт. В зале площадью 80–100 кв. метров его слушали 80 человек. По словам арт-директора ресторана Дмитрия, 65 гостей разместились за столами — это те, кто успел забронировать себе место. Около 15 человек приютились на диванчике у входа. Одним словом, аншлаг. Было много тех, кто был вынужден уйти, так и не попав на концерт. Даже если кто-то и мог пройти в зал, то смотреть концерт им приходилось стоя.

Мубай (Ильдар Мубаракшин) — основатель жанра «фьюжн» в татарской музыке, музыкант, автор песен. Один из участников фестиваля «Сотворение мира» в Казани (2009), наряду с татарской певицей из Австралии Зулей Камаловой, которая выступила на сцене фестиваля в 2008 году.

Вот на небольшую сцену — к вышеупомянутому роялю — вышел Мубай. Поздоровался. «Нуждаюсь в поддержке, как всегда. Постараюсь оправдать ваши надежды», — после этих слов, без долгих разговоров, запел. Прозвучала одна песня, вторая, третья… Люди слушают, затаив дыхание, аплодируют. Ильдар рассказывает, как у него началась «аллергия» к официозу, — оказывается, на одном из телеконкурсов на него надели остроносые ботинки. «С тех пор не вылезаю из футболок», — пошутил певец, кивнув на свою черную футболку.

А песни все льются. Шесть, семь... десять, одиннадцать.

Наконец, «Ядрэн дингез» («Адриатическое море»). Боже, какие только варианты этой песни я не слышала. Начиная от Ильгама Шакирова… К слову, в 2016 году это произведение великого Сайдаша смогли услышать и зрители «Узгэреш жиле» в уникальном исполнении известного джазового музыканты Вадима Эйленкрига. Удалось мне его послушать и в одном из музыкальных вечеров в Доме Аксенова в исполнении квинтета Dr.V.Aks Band — получила истинное удовольствие.


Объявили антракт.

— Неправильно ты делаешь, Ильдар! — сказала я Мубаю во время перерыва.

— Почему?

— У тебя есть зритель, любящий твое творчество. Ты должен думать о нем — пора сделать настоящий концерт, — говорю.

— Чтобы сделать концерт, нужно много сил.

— А у тебя сил нет?

— Нет. И времени у меня нет.

— Выступать в таких маленьких залах — просто дразнить своего зрителя. Так нельзя.

— Я не думал, что так будет. Давай без «наездов» на меня, ладно?

— Значит, ты и дальше собираешься выступать в таких небольших залах?

— Для меня это очень удобный формат. Здесь очень комфортно. По-домашнему…

— А ты знаешь, сколько человек были вынуждены уйти, а сколько просто не пришли, потому что бронь столов была закрыта?

— Да могли бы и пустить тех, кто пришел.

— Не могли бы. Мест нет. Ты должен дать концерт, Ильдар!

— Нет, на это у меня нет времени.

— На что? Готовить репертуар?

— Репертуара наберется на два концерта. Но выйти на сцену с одной лишь гитарой — так ведь концерты не делаются. Чтобы организовать залы, нужны финансы. Если концерт, делать его надо большим, с музыкантами, подготовиться, все сделать правильно. Таких концертов было немного. Один-два всего… Мне не хочется его готовить. Времени нет! Работы у меня много…. Чтобы заниматься концертом, мне придется на время оставить свои дела. Этого сделать я не могу. Мне надо кормить семью…

— А песни, говоришь, есть…

— Есть. Ищу. И так, время от времени появляются…

По словам Мубая, он иногда поет на банкетах, для знакомых — очень редко, если только очень сильно попросят. «Лишь для тех, кто пришел специально для того, чтобы меня послушать», — пояснил он.

Конечно, мы немного поговорили о состоянии современной татарской музыки. «Татары слушают то, что привыкли слушать. Чуть отклонившаяся от этого музыка не пользуется спросом, она не нужна татарам», — считает Ильдар.


«Большинство моих слушателей ты видишь здесь. В первую очередь я их оцениваю как интеллигентов. Они разной национальности, одна треть из них могут быть татары», — сказал он о своих слушателях.

Самым удивительным для меня было то, что о ситуации с переходом на добровольное изучение татарского языка в системе образования Ильдар узнал довольно поздно, только после того, как в школе по этому поводу началась возня. «Но в нашей школе все осталось по-прежнему», — сказал он.

— Значит, ты «Туган тел» не пел, с национальными призывами не выступал…

— Нет, не пел и ничем не махал. Возможно, и надо было. А вы, журналисты, что вы сделали? Вы же пишете то, что вам скажут!.. Короче, так: я никогда в шумихи и скандалы не ввязывался, что могу, делаю здесь. Это та же работа. Русские слушают, евреи, татары. Никто же не уходит — слушают по-татарски. А что еще ты собираешься заставить меня сделать?

— Здесь всего восемьдесят человек!

— И что? Эти восемьдесят придут домой и расскажут еще восьмидесяти…

— Ильдар, тебя ведь сейчас нет ни в одной из соцсетей. Ты теперь живешь так, не впуская никого в свой мир?

— Да, мне так удобно. Я же технарь. Я ближе к миру компьютера, с интернетом я познакомился раньше вас. В этот мир я пришел лет на десять раньше. И раньше вас ушел. И вы уйдете...

— Стареем, — сказал, прощаясь, заметно поседевший за последние годы Ильдар. — Я, видимо, и дальше буду так петь, а ты — так и будешь приходить, чтобы писать?..

Буду приходить, если ты будешь петь, как же не прийти?


На его концерте прошлым летом журналист, например, был один — от «Татар-информа». Летний концерт был в том же джаз-кафе, работающем только с выступающими вживую музыкантами.

Ильдар направился к сцене — чтобы спеть еще десять-двенадцать своих песен. Зритель уже занял места за столиками и был в ожидании… Прозвучали «Минем таныш оянкелэр» («Мои знакомые ивы») Рустама Яхина и Сибгата Хакима, «Мин сине шундый сагындым» Луизы Батыр-Болгари и Фираи Зиятдиновой, «Син гомер агышларым» из репертуара Фидана Гафарова и «Апипа».


К слову, на фестивале «Узгэреш жиле» «Апипу» спела итальянка Люси Кампети. Спела круто. И сейчас остаюсь при своем мнении. Но «Апипа» нашего, своего Мубая для татар все же «апипастее», оказывается.

Таким образом, второй в нынешнем году концерт в татарском мире дал Мубай. А первый концерт татарского мира в 2018 году состоялся 4 января в сквере Аксенова, в рамках новогодней программы «Зима в парках». Организаторы концерта — Ильяс Гафаров, Нурбэк Батулла и другие в этот вечер были в зале в роли зрителя.




Самое читаемое
Комментарии







Культура

Нурбек Батулла: «Сегодня народные танцы – это мертвое музейное искусство»

Если спросить, кто в последнее время внес наибольший вклад в культурное богатство татарского мира, то, наверное, среди имен будет названо и имя Нурбека Батуллы. Он станцевал историю татар и получил «Золотую маску». Нурбек Батулла - очередной герой проекта «Шәһәрчеләр».

Культура

«Кто-то должен был нарушить это табу»: Нижнекамский театр поставил «Старика из деревни Альдермыш»

Легендарный старик Альмандар из деревни Альдермыш вернулся на сцену – Нижнекамский татарский государственный драматический театр показал свою постановку по знаменитой пьесе Туфана Миннуллина. Это смелый шаг для театра, ведь после ухода со сцены Шауката Биктемирова спектакль никогда больше не ставился на профессиональной татарской сцене и казался уже чем-то неприкосновенным. Среди первых зрителей в зале Нижнекамского театра была также корреспондент ИА «Татар-информ» Рузиля Мухаметова.

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна

СОБЫТИЯ
в Яндекс.Дзен
Подписаться
×