Языковая политика на сцене, театры в торговых центрах и «заклятый» 44-й ФЗ: министр культуры Татарстана о том, как изменится театральная карта республики в Год театра

17 Декабря 2018

    Автор материала: Ольга Голыжбина
    Наступающий 2019-й объявлен в России Годом театра, в каждом регионе РФ накануне прошли символические церемонии открытия. В течение 12 месяцев на развитие театрального пространства России будут выделяться рекордные бюджеты, а внимание властей и общественности приковано к решению самых острых отраслевых проблем.

    Накануне старта Года театра «Татар-информ» встретился с министром культуры Татарстана Ирадой Аюповой.

    В разговоре с агентством она объяснила, зачем инициирует выход театров в торговые центры и парки и почему театрам важно перестать воспринимать 44-й ФЗ как приговор, начав обучение грамотных финансистов. Ирада Аюпова рассказала, в каком формате министерство видит музыкальный театр в Казани и как собирается акцентировать внимание на татароязычных спектаклях.

    – В ежегодном послании Госсовету Рустам Минниханов дал установку поддержать театральные коллективы республики в 2019 году, особенно отметив детские театры. В какой форме будет оказана поддержка, на чем сделан упор?

    – Действительно, 13 декабря в стране официально открылся Год театра, открылся на родине российского театра – в Ярославле. Кстати, хор нашего оперного театра (Татарский академический государственный театр оперы и балета имени Мусы Джалиля – Ред. ) на открытии исполнил фрагменты из опер «Борис Годунов» Мусоргского и «Евгений Онегин» Чайковского. Участие в церемонии принял Президент страны Владимир Путин. Для нашей республики привлечение артистов Оперного стало большой честью.

    Церемония открытия Года Театра в Республике Татарстан прошла параллельно в Атнинском государственном драматическом театре им. Г.Тукая с участием Рустама Нургалиевича Минниханова и представителей всех театров нашей республики – у нас 15 государственных и 3 муниципальных. Собраться именно там мы решили не просто так. Атнинский театр уникален по своей природе, это единственный государственный профессиональный театр, который находится в сельской местности в России (в селе Большая Атня проживает около 4 тысяч человек – Ред.). Есть еще подобный театр – Мотыгинский муниципальный театр в Красноярском крае, который находится в поселке городского типа. В этом году Атнинский театр отмечает свое 100-летие.

    Говоря об основной нашей задаче в связи с предстоящим Годом театра, она заключается в том, чтобы сделать театр ближе к людям, стереть границу между сценой и зрителем, донести замыслы режиссеров, игру артистов, возродить культуру речи. Театр, как и все виды искусства сегодня, находится в поисках –творческие лаборатории, эксперименты или традиционный путь репертуарного театра. А если совмещать, то как? Сегодня необходимо привлечь внимание зрителя к театру, воспитать этого самого зрителя, научить его понимать и любить театр. У нас преобладает клиповое мышление, мы воспринимаем образы и картинки, но не всегда слышим посыл, который идет со сцены. Именно поэтому 13 декабря, в день открытия Года театра, в 15 школах Татарстана профессиональные театры провели театральные уроки.


    – Уже утверждены какие-либо конкретные мероприятия Года театра в республике?

    – План мероприятий формировался по единой концепции на всей территории Российской Федерации. Есть ряд событий, которые пройдут по всей стране, например, театральный марафон: он начнется во Владивостоке и закончится в Калининграде. Смысл марафона заключается в проведении крупных неформатных для академического театра мероприятий в субъектах нашей страны.

    Республиканский план мероприятий сегодня в целом сформирован. Его мероприятия будут связаны не только с театральной сферой. Мы провели совещание с руководителями всех государственных учреждений республики и муниципальными районами Татарстана. Театральная тема должна сегодня присутствовать везде: и в школах, и на предприятиях. К примеру, есть «Безнен заман» (фестиваль творчества работающей молодежи «Безнен заман – Наше время» – Ред.), где выявляются таланты на промышленных предприятиях. В республике есть много народных театров.

    Думаю, в Год театра мы постараемся отойти от некоторых устоявшихся форматов. Понятно, что есть фестивали и новые постановки, но это все равно текущая деятельность театров. Хотелось бы все-таки найти иные формы продвижения театрального искусства, Мы будем делать акцент на образовательном аспекте.

    – Вы говорите о каких-либо популяризаторских проектах?

    – Не столько о популяризаторских, сколько о просветительских. Вы знаете, мне вообще не нравится слово «популяризация» применительно к театрам. Популярность, безусловно, должна быть, но вопрос не в том, чтобы театры стали популярными, а в том, чтобы они стали востребованными. А для этого необходимо научить людей думать и понимать театр.

    Сегодня мы живем категориями новизны – не ходим два раза на один и тот же спектакль, не перечитываем книги. На самом деле, просматривая повторно одну и ту же постановку, каждый раз можно делать акценты на разных деталях, обстоятельствах, смыслах. В Германии, например, я недавно наблюдала такую картину. В небольшом городе работает постоянно действующий театр на площадке замка Целле (ренессансный и барочный замок, расположенный в городе Целле, в земле Нижняя Саксония). Театр приглашает режиссера, который в течение года ставит разные спектакли. Конечно, там другая система – спектакли идут каждый день без выходных и перерывов. Люди приходят и смотрят постановки по несколько раз, обсуждают их, устраивают дискуссии. Театр трансформируется в некий интеллектуальный клуб, где выстраивается коммуникация более высокого качества. Сегодня и у нашей молодежи есть потребность в интеллектуальной дискуссии.

    Зрителя нужно воспитать. Культура похода в театр – элемент общечеловеческой культуры, который необходимо внедрить в наше общество. Тогда Год театра можно будет считать успешным проектом. Потребность в театре нужно начинать воспитывать с детства как способность к эмпатии, как умение сопереживать и сочувствовать.


    – Эта просветительская деятельность должна выстраиваться внутри театра силами театра или же внешними ресурсами на внешних площадках – другими институтами?

    – В Год театра наши театры «выйдут» на улицы, будут устраивать перфомансы и приглашать людей в мир театра. Сегодня учреждения культуры должны искать новые форматы помимо основной текущей работы. Заявлять о своем творчестве и деятельности посредством флешмобов, различных акций – это сегодня более актуально.

    Недавно мы провели два крупных обсуждения с театральным сообществом республики, посвященных будущему детского и молодежного театра. Прозвучали интересные мысли о бейби-театрах, создании новых театральных программ. Надо развернуть театры к людям, вывезти в общественные пространства. Например, недавно в комплексе «Мега» мы провели совместную акцию с «Яндекс.Такси»: Национальная библиотека презентовала в рамках Литературного сезона комфортную зону для чтения. Эта акция привлекла новых читателей.

    Мы сегодня сталкиваемся с последствиями недавнего «разворота» общества к культуре потребления, люди развлекаются в торговых центрах. Возможно, чтобы вовлечь людей в культуру нам нужно использовать пространства, в том числе, торговых центров для деятельности театров и музеев. В Москве эта практика внедрена уже повсеместно – начиная с аэропортов и вокзалов, транспортного сообщения и других общественных пространств. Везде работают передвижные выставки, книжные полки. Важно выходить в общественные пространства, тем более, что в Татарстане они уже созданы.


    – Хотелось бы немного «приземлиться» – предусмотрено ли дополнительное финансирование театров республики в Год театра?

    – В бюджете Министерства культуры мы предусмотрели порядка 30 млн рублей на реализацию проектов в рамках Года театра.

    – То есть, эти 30 млн – это финансирование сверх того, что выделяется каждый год?

    – Да, пока это ресурсы самого Министерства. Но сейчас в Министерстве культуры России рассматривается заявка на софинансирование мероприятий Года театра в рамках общего федерального плана мероприятий. Кроме того, с будущего года начинается реализация национального проекта «Культура», по которому также направлены заявки. Добавятся ресурсы по федеральным партийным проектам «Театры малых городов» и «Театры – детям». Ожидается, что в 2019 году в рамках этих проектов наши театры получат дополнительно более 75 млн рублей.

    – Со своей стороны, какие вы видите проблемные точки на театральной карте республики?

    – Отдельная тема, остро стоящая перед нами – это языковая политика в театрах. На сегодняшний день мы очень активно работаем по продвижению спектаклей на национальных языках. В этом году, вопреки бытующему мнению при проведении новогодних представлений, мы сделали акцент на татарском языке. Более 180 спектаклей на новогодних праздниках пройдут на русском языке и около 80 представлений – на татарском языке. В прошлом году на татарском языке было показано около 60 постановок, то есть наблюдается существенный рост – на 30 процентов.

    В прошлом году Татарский ТЮЗ организовывал елки на русском и татарском языках, а в этом – только на татарском. В кукольном театре «Экият» сейчас как раз идет «приемка» нового спектакля на татарском языке. Так что мы работаем с обращениями, реагируем на запросы зрителя. Но для того, чтобы поддерживать качественную татароязычную среду в театрах, необходимо решать и работать с целым комплексом вопросов, например, сотрудничества с драматургами, создающими произведения для детей на татарском языке.

    – В одном из недавних интервью руководитель кукольного театра говорила о том, что татарские спектакли не раскупаются, люди на них не ходят. Именно этим, по ее словам, вызван уход в русскоязычные постановки…

    – Проблема взаимодействия, коммуникации театра с внешним миром – это вторая важная проблемная точка в наших театрах. Для того, чтобы театр слышал своего зрителя, а зритель больше внимания уделял театру, должна меняться культура театрального процесса в целом, начиная с фойе, вежливости персонала и заканчивая, может быть, обсуждениями, дискуссионными клубами. Качаловский и Камаловский театры очень активны в этом плане. Они эффективно работают по неформатным театральным проектам, проводят экскурсии по театральному закулисью, общаются со зрителем в социальных сетях.

    Насколько может очаровать зрителя, любого человека внутренняя кухня культуры показывает один простой, на мой взгляд, пример. Недавно в Третьяковской галерее состоялась очень интересная выставка работ Куинджи. Были собраны все полотна Куинджи, у нас, кстати, тоже есть несколько работ этого мастера магии света.

    Экспозиция была представлена очень необычно: они сгруппировали картины по нескольким тематическим группам: восход, закат, лес, море и т.д. Техника света наглядно раскрывалась посетителям галереи, это своего рода демонстрация художественной «изнанки». Подобный формат можно взять на вооружение и нашим театрам – по максимуму использовать все театральные ресурсы.

    Существует еще и другие проблемные вопросы в сфере российского театрального искусства, к примеру, подготовка кадров нового поколения для театров. Есть вопрос по 44 Федеральному закону.


    – Как раз недавно, в конце ноября, директор Вахтанговского театра Кирилл Крок вновь поднимал тему 44-ого на своей встрече с казанскими театральными менеджерами в Качаловском. Реакция была бурной, тот случай, когда время не лечит…

    – В прошлом году, если вы помните, в декабре, на совете по культуре при Президенте РФ очень активно обсуждался вопрос о 44 законе, особенно для театральной сферы, потому что творчество – это сложный процесс. Естественно творческий процесс имеет свою специфику, которая может усложнять тотальное использование системы госзакупок. Сейчас уже есть поручение Президента о пересмотре закона, и в рамках разработки закона «О культуре» все эти аспекты и сложности театров будут учтены.

    Хотя на самом деле 44 ФЗ дает очень много преференций театрально-зрелищным учреждениям, просто их нужно использовать грамотно. Минкультуры РФ сейчас этим вопросом занимается, и я знаю, что были подготовлены изменения по 44 ФЗ, но решено было все же не вносить изменения, а учесть все в новом отраслевом законе «О культуре».

    – Крок говорил о 223-м законе, позволяющем использовать средства, заработанные театром от основной деятельности, вне системы госзакупок. Даже призывал театральную общественность взбунтоваться и попросить у властей легализировать применение 223-го или аналога в Татарстане. Правильно ли я поняла: до появления отраслевого театрального федерального закона «О культуре» вздохнуть нашим театрам не удастся?

    – Знаете, я думаю, что не совсем правильно говорить о том, что вздохнуть не удастся. Вопрос в том, что нужно уметь грамотно работать по 44-ФЗ. Например, надо знать про 17-й пункт, 93-ю статью, которая предусматривает прямую контрактацию для театральных процессов. Сегодня очень сильно меняется система бюджетирования, система бухгалтерского учета государственных и муниципальных учреждений. Нам нужно помочь финансовым службам театров правильно организовывать процесс – это важная задача для министерства культуры. Это наши ближайшие задачи, связанные с регулированием бухгалтерского учета.

    223-й ФЗ распространяется на автономные учреждения и внебюджетные доходы. Сегодня высокоэффективная казначейская система нацелена на достаточно жесткий контроль над расходованием бюджетных средств. В свое время я участвовала в разработке 83-го Федерального Закона, когда осуществлялся переход на систему финансирования по госзаданию. Даже тогда стоял вопрос о том, что все-таки в перспективе даже автономные учреждения, возможно, будут переводиться на 44 Федеральный Закон. У нас нет высокорентабельных государственных и муниципальных учреждений культуры. Есть ряд музеев, которые неплохо зарабатывают, кукольный театр и цирк. Но речь не идет о самоокупаемости, они на рубль зарабатывают рубль. А когда мы говорим о бюджетных деньгах, все нужно контролировать.


    – То есть ваш основной посыл – не все так страшно, главное, научиться пользоваться?

    – Правильно. Главное – научиться нормально пользоваться. Была такая очень интересная шутка про огурец, как только появился 44 ФЗ: очень много приходится пройти процедур, испортить бумаги для того, чтобы закупить банальный огурец, который съедает артистка на сцене. А огурец-то должен быть каждый раз свежий. Как это организовать на сцене каждый день – тоже вопрос. Такие нюансы в театре есть, и мы их обсуждаем, говорим о проблеме, идем к решению.

    Если у театрально-зрелищных учреждений есть преференции, то нам в разы сложнее. Министерство культуры как орган государственной власти либо проводит торги, либо заключает договоры до 100 тысяч. Естественно, возникают сложности с использованием лимитов, бывают недовольства. Это вопрос очень высокой самодисциплины. Для министерства сегодня – это приоритет на 2019 год. Акцент на финансовой организационной дисциплине.

    – Ирада Хафизяновна, пользуясь случаем, не могу не спросить. На днях в соцсетях появилась информация о том, что на Минкульт РТ не до конца рассчитался с несколькими артистами татарстанских театров, выступавшими за границей в составе делегации республики. Расскажите, пожалуйста, имел ли место быть такой случай?

    – Да, был. Это та же тема трудностей финансирования в учреждениях культуры по 44 ФЗ. Сразу скажу, что мы до конца года в любом случае все свои обязательства выполним, все долги перед артистами будут закрыты. Речь идет об организации Сабантуев в регионах России. Финансовая часть их организации проходит через Министерство культуры. В этом году мы в первый раз пытались провести торги на исполнение номеров артистами. Торги по независящим от нас причинам не состоялись – в некоторых случаях заявителей не было, в других – заявившиеся артисты не смогли исполнить обязательства.

    Институция торгов в творческом процессе в принципе достаточно сложная, ведь если нам нужно сопрано на «Травиату», арию может исполнить студентка училища или оперная дива европейских сцен. В случае с Сабантуем из-за несостоявшихся торгов нам пришлось заключать договоры, и с договорами возникли «нестыковки» по причине специфики Сабантуев… Сабантуй постоянно меняется, не все от нас зависит.

    Сегодня в Новосибирске решили в один день провести, завтра в силу тех или иных обстоятельств перенесли на следующую неделю. А контракт мы уже подписали, и я не могу поменять ничего. Поменялась дата – поменялся исполнитель. В Сабантуях менялись форматы проведения, вносились изменения в контракт, так и возникла задолженность. И это нам урок.

    Мы выделили две проблемы. Первая – как заключать договора с такими исполнителями. Второе – вопрос вообще по организации Сабантуев. Мы сейчас об этом думаем, как правильно выстроить эту работу.


    – Возвращаясь к нашим театрам, какие площадки, на ваш взгляд, сегодня нуждаются в помощи больше других? Какие театры входят в число «проблемных точек» по показателям доходности, заполняемости, возможно, коммуникационной политике или оснащению?

    – Конечно, у нас есть обоснованные проблемы. Сразу скажу, что с заполняемостью театров, насколько я могу судить, у нас все в порядке. В числе острых вопросов – сцена Набережночелнинского драматического театра. Нужно менять сцену, та площадка, которая есть сегодня – не сценическая. У нас есть вопросы по Казанскому ТЮЗу в части условий, тоже опять-таки вместимость зала театра очень мала. ТЮЗу требуется ремонт, пока он предварительно учтен в нацпроекте по капитальному ремонту.

    Подобных частных вопросов довольно много, но самый, на мой взгляд, главный вопрос для театров – это вопрос коммуникаций. Например, у нас есть потрясающее здание кукольного театра «Экият», которое необходимо использовать более эффективно. Когда мы проводили обсуждение, поступило интересное предложение о проведении конкурса кукол среди детей. Это тоже форма привлечения детей в театр, своего рода пропаганда, продвижение, просвещение. Ведь ребенку нужно думать, почему именно в этот костюм необходимо одеть куклу, додумывать образ. Театральная педагогика – это целое направление.

    – Думаете о выделении ставок педагога-организатора при театрах?

    – Абсолютно верно. Сегодня по штатному расписанию в наших театрах таких людей практически нет, хотя профессиональные аниматоры, профессиональные педагоги-организаторы должны быть.

    Кроме того, есть вопросы по созданию музыкального театра. По нормативам у нас в республике есть все виды театров, кроме музыкально-драматического. Хотелось бы, чтобы такого типа театр все же существовал, это востребованный жанр. Полнота театральной палитры, она должна быть и языковая, и жанровая, и возрастная.

    – То есть Министерство поддерживает идею создания – Татарстану нужен музыкальный театр?

    – Я думаю, что мы к этому придем, хотя, возможно и не сейчас. Смотрите, например, в репертуаре театра Ленкома идет «Юнона и Авось». Это музыкальная постановка на сцене драматического театра. Музыкальная постановка на сцене драматического театра – это действенная модель.

    В 2014 году были выделены деньги и штатные единицы Тинчуринскому театру для того, чтобы эта труппа заработала. Пока это представлено фрагментарно. Наша задача, чтобы фрагментарность воплотилась в систему. Труппу надо создавать. Это не значит, что Тинчуринский не будет ставить драматические произведения. Это значит, что в его репертуаре будут юридические основания и возможности для постановки музыкальных спектаклей.


    – Подводя итоги разговора о Годе театра, вы как человек, который любит цифры, любит считать, можете ответить: могут ли эти итоги, к которым мы стремимся к концу года, быть как-то исчислены? Какие данные будут для вас основанием сказать через год, что мы справились с задачей, сделали все, что было возможно сделать за этот период?

    – Я знаю, какой ответ вы ждете. Про посещаемость, про цифры. Я вам скажу, чего я жду. В культуре только цифры никогда не отражают реальную картину. Возможно, количество откликов в социальных сетях покажет отношение населения к театру. Может быть, имеет смысл запустить рабочий хэштег #ГодтеатраТатарстан.

    – Запуск реально работающего хэштега «в народ» – это работа для профессионалов, а это финансовые ресурсы, найдутся ли…

    – Я согласна, может быть об этом и нужно думать, чтобы, в том числе, посмотреть реакцию общества на то, какой театр нужен сегодня людям, что в организации театрального процесса более востребовано. Думаю, нам понадобятся современные способы и инструменты не только для проведения мероприятий Года театра, но и для исчисления результатов. Если мы посмотрим количество посещений наших учреждений, то получим сумму, которая в десятки раз превышает количество жителей Республики Татарстан. Потому что человек приходит один, два, пять раз, десять раз. Мне очень хочется, чтобы результатом Года театра стало возросшее количество людей, регулярно посещающих театр.

    – Тогда, возможно, соцопрос?

    – Может быть и соцопрос. Если доля людей, которые посещают театр, вырастет хотя бы на 15 процентов – это будет хорошим результатом. Театр должен стать постоянной потребностью. 




    Самое читаемое
    Комментарии







    Культура

    Фламандский минимализм, обнаженные ведьмы и йога перед репетициями: театр «Балтийский дом» представил в Казани спектакль «Макбет» режиссера Люка Персеваля

    Театр «Балтийский дом» в рамках Международного фестиваля «Европа — Россия — Азия» представил в столице Татарстана постановку «Макбет». Спектакль культового бельгийского режиссера Люка Персеваля казанцы могли увидеть на сцене КАРБДТ им. Качалова 4 и 5 июня. Для чего актеры перед репетициями посещали занятия йогой? Какие проявления фламандского минимализма встречаются в постановке? Почему спектакль придется по нраву далеко не каждому зрителю? Корреспондент ИА «Татар-информ» побывал на премьере и пообщался с исполнителями главных ролей — четы Макбетов — Юрием Елагиным и Марией Шульгой.

    еще больше новостей

    © 2019 «События»
    Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
    информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
    о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
    коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

    Политика о персональных данных
    Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"
    Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

    Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
    Телефон +7 (843) 222-0-999
    Электронная почта info@tatar-inform.ru
    Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
    Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
    Заместитель генерального директора,
    главный редактор русскоязычной ленты
    Олейник Василина Владимировна