«Повелительницы Казани» — татарский ответ турецкому «Великолепному веку»

12 Января 2018

Прочитано: 2695 раз

Фото: картина художника Ильяса Файзуллина
Автор материала: Анна Тарлецкая
«Татарское книжное издательство» выпустило первую книгу трилогии казанской писательницы Ольги Ивановой «Повелительницы Казани». Роман «Нурсолтан» рассказывает о любви крымского хана Менгли-Гирея и казанской ханум, событиях пятисотлетней давности, нравах и обычаях, царивших в то время в Казанском ханстве.

Как мужской шовинизм довел до писательства

Трилогия, кроме романа «Нурсолтан», включает в себя книги «Гаухаршад» и «Сююмбика». Сама Ольга Иванова заметила, что ряд читателей, успевших познакомиться с трилогией «Повелительницы Казани», считают ее работу татарстанским ответом турецкому «Великолепному веку».

Что ж, может, это неплохо. Я старалась писать интересно, захватывающе. Конечно, некоторые сюжетные линии, любовные интриги выдуманы. Но моей главной задачей было развеять сложившееся мнение, что пять веков назад женщины могли лишь тихо проживать в гареме. Нет, были яркие личности, которые состояли в высших ханских советах и диктовали политику государства».

Сейчас писательница работает над новым романом «Великая Орда», где главным героем будет выступать уже мужчина — основатель Казанского ханства Улу-Мухаммад.

На самом деле трилогия «Повелительницы Казани» была написана около 15 лет назад. Ольга Иванова увлеклась тогда не только историей Российской империи, а и периодом расцвета Казанского ханства. Подтолкнула ее к собственному расследованию и писательству история Сююмбики.

— Любовь к истории была со мной всегда. Но многие исторические романы, которые попадали мне в руки, в какой-то момент становилось скучно читать. Сухие факты, неживые персонажи, тяжелый язык... И однажды я села за изложение истории Казани, писала исключительно для друзей. Писательство начало меня затягивать, я поняла, что просто красивой легенды для романа недостаточно. Начала изучать научные труды, архивные документы, религию, чтобы написано было и с исторической точностью, и при этом увлекательно, — рассказывает Ольга.


Книга о Нурсолтан уже издавалась несколько лет назад. Ольга Иванова тогда собрала деньги и выпустила роман самиздатом, на свои средства тиражом в три тысячи экземпляров: «Денег от издания я не увидела, да и большая часть томов пылится у меня на антресолях. Хотя я знаю, что некоторые книги уже гуляют по миру, их читают в Германии, Финляндии, Арабских Эмиратах, пришел заказ из Франции. Конечно, я боюсь, как бы все не застопорилось на первой книге, однако сейчас я с радостью наблюдаю повышенный интерес к истории Казани, Волжской Булгарии. Интерес к нашей истории есть у читателей в разных уголках Земли».

Стоит отметить, что ряд глав из трилогии опубликованы в трех выпусках «Казанского альманаха» благодаря содействию главного редактора журнала Ахату Мушинскому. Он же и сподвиг начинающую писательницу работать над трилогией дальше.

Без османских строгостей

О быте того времени, нравах, царящих в гареме и в семьях простых горожан и аульчан, сведений сохранилось крайне мало. Известно, однако, что отношение к женщинам не было таким строгим, как, например, в Османской империи или в странах Средней Азии. Казанским женщинам не предписывалось носить чадру, им достаточно было прикрывать нижнюю часть лица краем покрывала.

В летописях современников отмечалось появление женщин на больших народных праздниках, где устраивались всеобщие веселья с музыкой и плясками, что указывает на отсутствие полного затворничества, как во многих мусульманских странах. Жены хана и тем более регентши присутствовали на диванах и часто принимали решения вместе с высокопоставленными вельможами страны.


Писательница отметила, что выбрала в качестве основных персонажей своих романов именно женщин не случайно: «Меня поразил мужской шовинизм по отношению к действительно великим женщинам той эпохи. Один видный чиновник даже бросил мне презрительно: “Зачем писать об этой Сююмбике? Ну бросилась с башни, и что с того?” Мне стало обидно. И за себя, и за нее, и чиновника я этого искренне пожалела — он не знает собственной истории, а значит, не ценит ее».

Специально для портала «События» Ольга Иванова поделилась краткой историей, какой ей видится жизнь, пожалуй, самой известной казанской правительницы.

Была ли Сююмбике виновницей падения Казанского ханства?

Виновницей падения Казанского ханства предпочитают выставлять Сююмбике, иногда не удосужившись изучить документы. Однако, опираясь на свои 15-летние исследования, Ольга Иванова может смело утверждать, что это не так. Народная молва наделила эту женщину необыкновенной красотой и мудростью, создала патриотичный и жертвенный образ.

Казалось бы, такой портрет Сююмбики вырисовывается на фоне отголосков народной трагедии, пережитой пять веков назад казанцами (именно так чаще всего именовали себя жители Казанского ханства, а их этнический состав был разнообразен и многолик). Все известные легенды и предания хранят воспоминания о прекрасной, но глубоко несчастной царице, положившей свою жизнь на алтарь свободы своего народа и любимой страны.

Первый ее муж — хан Джан-Али из касимовской династии — оказался слабым правителем, во всем полагавшимся на решения московского правительства, потому, по-видимому, не заслужил ни уважения, ни любви юной супруги из гордого степного рода. Во время государственного переворота Джан-Али был убит, а Сююмбика осталась вдовой.

Через несколько месяцев новый хан из крымской династии Гиреев взошел на трон Казани и взял Сююмбику в жены. Многие источники повествуют о невероятной в царских кругах вещи: между супругами возникла страстная любовь, столь редкая в союзах, которые диктовались, прежде всего, политикой и выгодой. Но и в преданиях тех времен описывается искреннее горе неутешной женщины, потерявшей любимого мужчину, когда Сафа-Гирей внезапно скончался.

А прежде судьба даровала ей 14 лет счастливой жизни в любви и согласии, если можно назвать счастливой жизнь женщины в гареме, когда приходится делить супруга с другими женами и многочисленными наложницами. В некоторых источниках вскользь упоминается и о государственных делах Сююмбики — о ее просветительской деятельности, о поддержке поэтов и ученых мужей, об учреждении библиотеки при мечети Кул-Шариф. Сокровищами знаний в этой библиотеки (а книги тогда были недоступной многим роскошью) могли пользоваться многие горожане. О казанцах тогда говорили как о весьма образованном народе, известно большое количество школ (мектебе и медресе), открытых в городах и крупных селениях ханства. В те времена страна процветала и благоденствовала, создавались самые прекрасные творения поэтов и зодчих, камнерезов и ювелиров, совершенствовали свое искусство каллиграфы и многочисленные ремесленники.


После смерти Сафа-Гирея при поддержке крымской гвардии ханом провозгласили малолетнего сына Сююмбики и Сафы — Утямыш-Гирея. Сююмбика стала при нем регентшей. Когда Ивану IV не удались походы 1548 и 1550 годов, он сменил стратегию: ханство заковали в блокадное кольцо, а на острове неподалеку от Казани выстроили крепость — Свияжск, ставшую опорным пунктом для будущего наступления на Казань. Правительство Сююмбики предпринимало отчаянные, но безуспешные попытки договориться с Москвой. Однако царь диктовал свои условия: выдать Сююмбику с сыном и казной и усадить на трон марионетку Москвы — Шах-Али.

Сююмбика, поверившая обещаниям Ивана IV отступиться от Казани, решила пожертвовать собой и сыном ради сохранения ханства. Но жертва эта была сродни смерти, такой она и осталась в душах народа, переродившись в легенду о гордой царице, сбросившейся с высокой башни, чтобы не достаться русскому царю.

Третий — лишний

Царицу увезли в Москву, а войска Ивана IV двинулись на Казань и осенью 1552 года взяли город, потопив его в крови защитников и простых горожан. Утямыша крестили, а Сююмбику спешно выдали замуж за Шах-Али, сославшись на древний обычай, когда брат покойного берет в жены его вдову. Наихудшего из претендентов в третьи мужья русское правительство найти не могло.

По дошедшим до нас источникам, касимовский хан Шах-Али от рождения обладал уродливой внешностью: несоразмерным туловищем, длинными руками, короткими ногами, большим животом и отвратительным безбородым лицом. С детства он ощущал людскую неприязнь и брезгливость, опасался гнева русских государей, от чьей милости зависел, потому был труслив, чрезмерно осторожен, мстителен и обладал жестоким нравом. Едва ли у Сююмбики могло быть иное мнение о своем третьем супруге, ее враждебность не знала границ. Ослепленная ненавистью и горестями, потерявшая единственного сына, она (если верить жалобам Шах-Али, которые он направлял в Москву Ивану Грозному) не раз пыталась навредить мужу, а однажды поднесла ему отравленную рубашку.

Видимо, и Шах-Али (вспомним свидетельства современников о его мстительности и жестокости) не мог оставаться безответным. До отца Сююмбики доходили ужасающие слухи о том, каким мукам подвергает Шах-Али его любимую дочь и как будто он приказал изуродовать непокорную жену, отрезав ей нос, а после казнил.

По этому поводу возникла целая переписка между Иваном IV и ногайским князем Юсуфом, после чего русский царь вынужденно согласился на приезд в Касимов посольства из Ногаев, дабы убедиться в целости бывшей казанской госпожи. Подобные обстоятельства не могли прибавить любви между супругами. Скорее всего, Шах-Али отослал мятежную супругу в ссылку, где она и угасла в безвестности. Ни точная дата смерти, ни место захоронения Сююмбики неизвестны. 

В следующую пятницу мы продолжим материал частью о казанской шахине Нурсолтан, описанной Ольгой Ивановой. 

Комментарии







© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна