«Если в Татарстане сделают так же, как и здесь, то я двумя руками „за“»: что увидели татарстанцы в швейцарском МСЗ

17 Июля 2018

Фото: Рамиль Гали
Автор материала: Диана Авакян
В 2000 году в Швейцарии законодательно запретили свалки и полигоны для захоронения твердых бытовых отходов. Сейчас в стране 53 процента мусора идет на переработку, остальное сжигается. В Швейцарии действует 30 мусоросжигательных заводов. Один из них находится в Люцерне, именно его посетила делегация из Татарстана, в числе которых оказался и корреспондент ИА «Татар-информ».

Как МСЗ решили «мусорную проблему» в Швейцарии

Завод Renergia, построенный Hitachi Zosen Inova, находится в швейцарском поселке Перлен (кантон Люцерн), от Цюриха до него можно доехать за 30 минут. Вокруг завода простираются зеленые луга, на склонах которых пасутся лошади; рядом протекает чистейший канал Ройсканаль, вдалеке можно разглядеть горные вершины.

Футуристического вида здание напоминает скорее университетский корпус или здание музея современного искусства — сразу и не определишь, что это предприятие по сжиганию мусора. На подходе к самому МСЗ можно заметить пруды и яркую растительность, а на территории Renergia не ощущается никакого неприятного запаха.


Перед экскурсией группе из Татарстана рассказывают о практике мусоросжигания в Швейцарии. По словам экс-главы ведомства по управлению отходами в федеральном органе охраны окружающей среды Ганс-Петера Фарни, в 70-х годах прошлого столетия в стране ухудшилась ситуация с мусором, свалки загрязняли русла рек и подземные воды, бесконтрольное горение на полигонах сильно загрязняло воздух: 1 тонна метана имеет тот же парниковый эффект, что и и 22 тонны СО2. К тому же места для захоронения отходов стало просто не хватать (площадь Швейцарии — 41,2 тыс. кв. км).


Правительство преследовало цель утилизировать отходы исключительно на своей территории, и чтобы все системы утилизации были экологически совместимы. Поэтому в 2000 году власти запретили свалки и полигоны и начали строить инсинераторы по новым технологиям. К слову, сейчас в стране действует 30 МСЗ, в которых сжигается 47 процентов отходов.

С помощью термической обработки, пояснил Фарни, в мусоре уничтожаются опасные химические соединения. В очищенном дымовом газе меньше твердых частиц, чем в окружающем альпийском воздухе, заверил эксперт. К тому же инсинерация позволяет уменьшить объем мусора и предотвратить выбросы метана.

«Естественно, намного легче контролировать такое современное предприятие, чем полигоны. К тому же из-за тщательной очистки газа, который выходит из этого завода, население теряет рефлекс nimby („not in my back yard“- cопротивление местных жителей строительству или иным изменениям инфраструктуры на территориях, прилегающих к их домам — прим. Т-и)».

Постоянный контроль и автоматизация производства

Как рассказал ИА «Татар-информ» технический менеджер HZI Лукас Вёльми, в Renergia приходят с экскурсиями представители разных городов и стран каждый месяц. Все дело в новизне завода (его ввели в эксплуатацию в 2015 году), экологичности и высоком уровне автоматизации производства.

«На заводе работает всего 30 человек — это очень мало для такого предприятия», — сказал Вёльми.


Экскурсия для делегации из Татарстана начинается в комнате управления. Здесь расположены огромные мониторы, на которых в режиме реального времени отображаются главные параметры работы завода, а также концентрация вредных химических соединений в выбросах. На экранах можно наблюдать за тем, что происходит в отвальном пролете (где разгружаются мусоровозы), барабан котла, камера сжигания и т.д. Высота наполнения котла должна быть не менее 200 мм, то есть примерно 10 процентов, если мусора будет недостаточно, установка автоматически останавливается.

Двумя этажами выше, в остекленном помещении, членам группы открывается вид на огромный бункер, в котором мусор хранится несколько дней. Несмотря на это, запаха здесь тоже нет, как и на всей территории завода, — все дело в низком давлении бункера, из-за которого запах остается «запертым» внутри.


Высоко над залом проложены рельсы, по которым перемещаются необъятные краны-«клешни». Они захватывают мусор и перетаскивают его в шредер — измельчитель.

Мусороподъемный кран тоже работает в автоматическом режиме, сотрудники завода заранее программируют его перед очередной партией отходов.

В исключительных случаях прибегают к ручному управлению. Для оптимального процесса сжигания важно, чтобы отходы были равномерными. Поэтому оператор, видя, что в кучу попали слишком крупные части, убирает их.


Кроме того, иногда в шредере при измельчении металлических частей могут появиться искры. Если камеры обнаружат очаги возгорания, включается автоматическая система тушения. Система также может обслуживаться в ручном режиме.

Благодаря многоступенчатой системе очистки из трубы выходят лишь водяной пар и азот

Из бункера отходы перемещаются на колосниковую решетку, где они в течение двух часов сгорают при температуре примерно 1,2 тыс. градусов по Цельсию. Колосники чередуются: один движется, другой стоит — так происходит транспортировка отходов в камеру горения. Здесь высота пламени может достигать 10 метров, эта секция вызывает особенный восторг журналистов.


Затем многочисленные фильтры освобождают дымовые газы от вредных веществ. Электрофильтр на первой стадии позволяет отделить зольную пыль. Это необязательный этап, подчеркивает проект-менеджер завода, так что его отсутствие на МСЗ в Татарстане не грозит ничем серьезным.

Следом идут два рукавных фильтра и два теплообменника, где дым охлаждается, а тепловая энергия возвращается на следующий технологический цикл.

Рукавные фильтры и бикарбонат натрия задерживают все кислотные загрязняющие вещества. Толстый слой пыли, который сотрудники называют «пирогом» оседает на ткани, затем падает вниз.

Фильтры проверяют один раз в год. С 2015 года было только два случая, когда ткань на фильтре разорвалась. Чтобы установить, в порядке ли фильтры, есть установка, которая замеряет концентрацию пыли вокруг фильтра. Если происходит повышение нормы в течение 4 часов подряд, производство автоматически останавливается.


Следующий этап — каталитическое восстановление. По словам специалистов, катализатор нужен для очистки от оксида азота, в Швейцарии нормы по этим выбросам гораздо строже, чем в других странах.

Вдувание извести и буроугольного кокса позволяет адсорбировать последние следы загрязняющих веществ, таких как ртуть и диоксины.

На крыше мусоросжигательного завода группе открывается удивительная картина — из трубы не идет дым, на площадке нет совсем какого-либо запаха. Оказалось, что благодаря многоступенчатой системе очистки из трубы МСЗ выходят лишь водяной пар и азот.


Зола и шлаки идут на захоронение

Из зольного остатка сотрудники восстанавливают металлы. Так, в одной тонне отходов горения содержится 80 кг железа, 20 кг алюминия и 2 кг меди. А на одну тонну мусора приходится 200 кг шлаков.

Золу и токсичные шлаки захоранивают отдельно. Некоторую часть швейцарцы продают в Германию на солевые шахты.


У выхода из завода рядом со шлакобункером мы увидели странную экспозицию, напоминающую выставку предметов быта Средневековья. Как объяснил Лукас Вёльми, здесь они выставляют предметы, которые не сгорели в котле, всевозможные изделия из меди и железа. Среди них оказалась целая ванная и огромный кусок дерева.

Завод принимает мусор не только у коммун, но и от частных компаний и населения. Все они извещены о том, какие отходы может принимать МСЗ. Кроме того, на въезде у завода есть радиационный контроль. Если поставщики нарушат правила, это грозит им штрафными санкциями.

«Нет абсолютно никакого страха»

Рядом с МСЗ в Люцерне находятся несколько частных ферм. Так, в 100 метрах от предприятия веет хозяйство фермер Бальтазар Питерманн, который наблюдал за возведением завода от первого кирпича до окончания стройки.


По словам Питерманна, в начале местное население скептически отнеслось к соседству с мусоросжигательным заводом. Чтобы узнать побольше о технологиях, они посетили аналогичное предприятия в Туне, где им все объяснили. Кроме того, они общались с жителями, которые также живут рядом с заводом.


«После этого у нас не было никаких предубеждений», — поделился с журналистами фермер.

Питерманн выращивает кукурузу, рапс, разводит коз и лошадей. Он подчеркнул, что «нет абсолютно никакого страха», что МСЗ как-то влияет на качество продуктов.

«Это современная фабрика с хорошим оборудованием и системой очистки газов», — сказал он.

В Татарстане — нефть, в Швейцарии — мусор

Энергию, полученную от сжигания мусора, передают на соседнюю бумажную фабрику. Также она используется при отоплении окрестностей Люцерна. Благодаря продаже электричества завод сам себя полностью окупает.

«В Швейцарии нет своих запасов нефти. Я знаю, что в Татарстане есть большие запасы нефти, но мусор — это одна из форм энергии», — обратился к делегации Ганс-Петер Фарни.

Он отметил, что 1 тонна швейцарских отходов дает столько же энергии, что и 300 литров нефти.


Renergia способен в год утилизировать более 200 тыс. тонн отходов и вырабатывать 67,8 МВт электроэнергии

Благодаря МСЗ бумажная фабрика сокращает потребление печного топлива на 40 млн литров в год, а также сокращает выбросы в атмосферу углекислого газа на 90 тыс. тонн в год.

«Нет никаких данных о том, что наш завод портит здоровье сотрудников»

Нет никаких данных о том, что у сотрудников мусоросжигательного завода в Люцерне есть какие-либо проблемы со здоровьем, которые бы объяснялись именно их деятельностью. Об этом делегации из Татарстана рассказал гендиректор предприятия Руди Куммер.


Он объяснил, что рабочие МСЗ проходят проверку здоровья каждые два года.

«Есть две особенности — наши сотрудники меньше болеют, чем в среднем по стране, и весят больше», — отметил Куммер.

Глава завода добавил, что они меньше болеют, потому что часто контактируют с бактериями, и укрепили иммунитет, а большой вес можно объяснить высоким уровнем автоматизации производства.


Если говорить о выбросах диоксинов, которыми так пугают экоактивисты, фермеры, которые разводят костер на открытом воздухе — более серьезная угроза, отметил глава завода.

«Если бы пластиковый стаканчик выбросили в озеро Байкал, примерно такая концентрация была бы диоксинов, как от нашей установки. То есть это практически незаметно», — сказал Куммер.

«Когда происходит неконтролируемое горение, то в таком случае выброс диоксинов в тысячу раз больше. Мы с этим выросли, поэтому трудно понять, почему люди имеют такой страх. Я работаю на этих заводах уже 30 лет и уже должен быть, по-моему, мертвым», — пошутил гендиректор.

Он добавил, что по всей Европе МСЗ появляются прямо в центре городов, и у населения не наблюдается какого-то ухудшения здоровья.

«Если у нас так же сделают в Татарстане, как и здесь, то я двумя руками „за“»

Депутат Осиновского сельского поселения Сергей Филиппов в беседе с корреспондентом ИА «Татар-информ» выразил сожаление, что экоактивисты отказались поехать на эту экскурсию.

«Впечатления вообще очень хорошие. Своими глазами когда всё увидишь, всё пощупаешь, когда походишь и видишь, что в цеху мусоросжигательного завода ходит такая же машина, что у нас в аэропорту — это чего-то стоит», — сказал он.


«Если у нас так же сделают в Татарстане, как и здесь, то я двумя руками „за“», — добавил парламентарий.

Группа из РТ в составе 11 человек отправилась в Швейцарию на ознакомительную экскурсию в завод Renergia в Люцерне, потому что похожие технологии будут использованы в Татарстане при строительстве мусоросжигательного завода.

К 2022 году в Татарстане запустится завод по термической обработке отходов мощностью 550 тыс. тонн в год. Тогда же в столице республике придут к нулевому уровню захоронения отходов. Инвестор проекта — «РТ-Инвест» (входит в Ростех) вложит в предприятие 28 млрд рублей. Предполагается, что МСЗ появится в поселке Осиново.


К середине 2019 года в Татарстане появятся первые разработки завода по изготовлению стройматериалов из золы и шлаков мусоросжигательного завода.

Технология производства строительных материалов из золы и шлаков с предприятий по термической обработке отходов под названием «Карбон-8» используется в Великобритании.

«Карбон-8» предполагает запекание при определенных температурах в специальных печах, что исключает выброс загрязняющих веществ, пояснила собеседница агентства.

«Выбрана эта точка, потому что там используется та же швейцарско-японская технология, что предполагается и здесь. Швейцария — страна, которая славится сырами, шоколадом и чистейшим воздухом. Это пример, который инвестор хочет показать: страна, которая гордится всем этим, не побоялась построить такой завод, и он прекрасно там функционирует», — говорила ранее официальный представитель Казанского Кремля Лилия Галимова.

В конце июня прошли общественные обсуждения по проектной документации мусоросжигательного завода в Осиново, которые собрали более 700 участников.




Самое читаемое
Комментарии







Общество

Казанские парки с годовалым малышом: куда сходить и чем можно заняться

Ходить в парки сегодня стало модным явлением, а если у вас есть дети, это уже необходимость. В последнее время в Татарстане парковые пространства обретают новое дыхание. Попробуем разобраться, насколько удобны и интересны эти места маленьким детям, и чем заняться родителям в зелёных зонах Казани.

Общество

«Прогулки были всем»: у челнинского блогера-инвалида украли коляску

У известного челнинского бьюти-блогера — инвалида Лилии Лутфрахмановой на днях украли прогулочную коляску. Полиция сбилась с ног в поисках пропавшей вещи. Челнинцы возмущены случившемся. «У кого поднялась рука обидеть инвалида?!», — вопрошают они в социальных сетях. А маленькая, хрупкая Лилия все дни после кражи верила в людей и ждала телефонного звонка с сообщением о том, что коляска нашлась.

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна