Рядом с мечетью Пророка в Медине нашлась земля, принадлежащая татарам

18 Сентября 2017

Прочитано: 5509 раз

Фото: Шамиль Садыков
Автор материала: Чулпан Шакирова, Шамиль Садыков (перевод, www.intertat.ru)
Предприниматель-татарин, проживающий в Медине, намерен построить отель на земле, купленной когда-то мединскими татарами.

В будущем в Саудовской Аравии может появиться место, где смогут останавливаться паломники из Татарстана. Участок относится к дорогостоящей территории города – прямо напротив Мечети Пророка, на первой линии.

Мухаммад Казанлы живет в городе Медина, а его род исходит из села Кизляу Нурлатского района Татарстана. Сейчас Мухаммад занимается юридическими вопросами, связанными с возвратом татарской общине города участка земли, когда-то приобретенной татарами Медины. Корреспонденту «Татар-информ» удалось увидеть этот участок и побеседовать с соотечественником об истории татар в Медине и о возможной судьбе оставленного ими наследства.


Мечеть Пророка в Медине считается одним из самых почитаемых мусульманами всего мира мест. Много лет назад рядом с мечетью стояло медресе «Казань», построенное татарами на деньги общины. Но при расширении мечети здание медресе было разобрано. Уже несколько лет Мухаммад пытается через суд вернуть участок татарам. Вопрос может решиться уже на днях. Участок является вакуфным – имуществом, принадлежащим всей общине, его нельзя продать или оставить кому-либо в наследство. Мухаммад намерен построить на этой земле гостиницу «Казань». Участок близ священной для мусульман Мечети Пророка можно назвать бесценным – не просто потому, что это очень дорогая недвижимость. Наличие подобного имущества – очень большая честь для татар.

Вакф – в мусульманских странах недвижимость (в основном – земельные участки), не облагаемая налогом и не передающаяся в собственность. Такое имущество может быть передано в дар или в наследство религиозным или благотворительным организациям.


Корреспондент «Татар-информ» во время поездки в хадж встретился с Мухаммадом Казанлы. Три года назад Мухаммад хазрат побывал в Татарстане – прочитал молитву в родовом доме, увидел Казань. В этом году он был приглашен на VI Съезд Всемирного Конгресса Татар в качестве гостя.

– Мухаммад хазрат, как появились татары в Мекке?

– Мой дед родом из села Кизляу Нурлатского района. Он был муллой. Когда над ним нависла угроза быть репрессированным и уничтоженным советской властью, ему ничего не оставалось делать, как бежать из страны. В одну из ночей он собрал вещи, взял сына – то есть моего отца – и уехал из деревни. Сначала в Афганистан, затем приехал в Медину и там обосновался. Жена и дочь остались жить в деревне. На новом месте дед не растерялся, завел свое дело – изготавливал железные емкости для воды. Одновременно преподавал в медресе «Казань». В то время шакирдов у медресе было много. Вот так мой дед в Саудовской Аравии смог начать новую жизнь и заниматься тем, что ему нравилось.

– Почему медресе называлось «Казань»?

– В свое время в городе обосновался выходец из Казани по имени Абдульсаттар-аль-Казанлы. Здесь он приобрел дома, а из них сделал медресе. Учиться в нем приезжали шакирды из Казани.


– Расскажите о вашей семье. Насколько велик род Казанлы в Медине?

– Так вот, дедушка, перебравшись в Мекку, повторно женился. Взял татарку. Но детей у них не было.

Однажды во время совершения хаджа дед был ранен. Пришлось удалить часть ноги. Поэтому большую часть времени он проводил дома.

Моего отца зовут Махмуд. Мать моя – арабка. В этом браке родились 12 детей: 10 сыновей и две дочери. Я 1967 года рождения. Фамилия наша сохранилась – Казанлы. К сожалению, нашего отца уже нет в живых. Маму зовут Хаерниса, живем вместе. Ей 75 лет.


Меня самого Всевышний наградил 12 детьми, которых родили мои три жены. Воспитываем 7 сыновей и 5 дочерей. Сыновей зовут Мурад, Абдулазиз, Махмуд, Юсуф, Хамза, Ахмед, Мустафа, дочерей – Асма, Амина, Хадиджа, Марьям, Айша. Мурад работает в частном медресе, помощник директора. Абдулазиз учится в Америке, в магистратуре. Сам я занимаюсь строительством в Медине.

– Какова была величина татарской общины в Медине после Октябрьской революции в России? Сколько примерно человек? Сохранился ли язык?

– Многие переехали из Саудовской Аравии, в Медине осталось лишь около 20 татар.

– Медресе «Казань» сегодня действует? Оно сохранилось?

– Нет. Медресе стояло очень близко к мечети. Сейчас здания нет. Земля еще не занята. Там нет никакой постройки.


– Кому она принадлежит?

– Сегодня она пустует.

– Говорят, что на территории Мечети Пророка когда-то были большая мечеть и библиотека. Речь идет об этом же здании мечети, или было еще другое?

– В здании медресе «Казань» была библиотека. Были выделены комнаты для проживания преподавателей. 14 лет назад, после кончины управляющего библиотекой, его сын все книги передал мусульманской организации «Вакф».

Эти книги теперь в большой библиотеке исламского университета в Медине. Там есть специальный отдел «Казанское медресе». Все книги там.

– У вас не было желания возродить медресе?

– Когда умер главный управляющий, на эту должность никто не был назначен. А без руководителя этот вопрос остался нерешенным. Я сам лишь недавно изъявил желание стать управляющим. Когда завершится хадж, приступлю к работе по возрождению этих земель, иншалла.


– Что хотите построить? Медресе?

– Эта земля рядом с мечетью. Поэтому я думаю, что будет хорошо, если построить там гостиницу. Управляющий имеет право ставить свое условие. Какую-то часть гостиницы можно было бы сдавать определенной диаспоре, студентам, нуждающимся.

– Мухаммад хазрат, поддерживаете ли вы связи с татарами Мекки?

– Мы знаем лишь пятерых татар. Но они все уже пожилого возраста, есть дети, внуки. У кого-то пятеро детей, у кого-то – десять. Все вместе, пожалуй, около 50 человек. Есть город Таиф в 60 км от Мекки, там живут 50-100 татар. К сожалению, уже никто не говорит по-татарски.

– Вакуфное имущество татар было также и в Мекке. Вам что-нибудь известно об этом?

– В Мекке также был управляющий. Его жена из Египта. Он умер в этой стране, находясь в гостях у семьи жены. Все документы на недвижимость он увез с собой, считая, что это его собственность. Вот так все документы потерялись. У них так же, как у нас, была своя мечеть, было медресе, свои дома. Если бы нашлись эти документы, можно было бы добиться возврата государством стоимости этого имущества.

Земли, принадлежащие татарам Мекки, тоже находились в центре города, у Запретной мечети. Эти земли также были использованы под расширение мечети. При наличии документов, подтверждающих, что участок принадлежал татарской общине, король Саудовской Аравии может в качестве компенсации выделить другой участок земли, также в Мекке. Таким образом, в Мекке могло бы появиться здание татарской общины. Это означало бы, что татары будут владеть не просто миллионным имуществом, но и получат большой авторитет в городе.

– Недавно вы побывали в Казани. Понравился вам наш город?

– 100 %! Отличный город. Везде чистота, дороги ухоженные. Красивые дома, прекрасные гостиницы. Очень много мечетей. Булгар тоже исторический, восхитительный город.


– А вы ощущаете себя татарином, остались ли какие-то связи со своим народом?

– Мы родились в Медине, связаны с ней. Это лучшая земля на Земном шаре. Родиться здесь – огромная честь, этим мы гордимся. Но в сердце еще сохранились чувства принадлежности к татарскому народу. Душа тянется к Татарстану, родным.

– Сохранился ваш род в Нурлате?

– Есть родственники, три года назад удалось с ними повидаться. Дом, в котором жил дедушка, еще цел, он совсем рядом с мечетью. Была у них и земля. Эта земля долгое время пустовала, во времена СССР там построили почту.

– Дед ваш после переезда в Медину продолжал общаться с родными?

– У него были три младших брата. Они тоже разъехались по разным концам света. Один в Австралии, другой в Узбекистане, третий прожил жизнь в Нидерландах. К сожалению, они ни разу больше не встречались. Но все они знали, что их старший брат живет в Мекке. Обменивались письмами, гостинцами, передавали через путников.

– А с оставленными им в деревне женой и дочерью дед поддерживал связь?

– Жена перебралась в Москву и повторно вышла замуж. Дочь тоже вышла замуж, родила двоих детей. Эти дети приезжали в хадж, и нашли меня здесь.


– Как живут другие татарские семьи в Медине?

– Нас объединяет «Вакф». Вчера ушел из жизни один из членов общины. Нас, пришедших провожать его в последний путь, собралось 40 человек.

– Стремитесь ли вы давать вашим детям татарское, национальное воспитание?

– Старшие дети спрашивают, откуда мы, из какого рода происходим. Даст Всевышний, вместе вернемся в Казань, совершим путешествие к землям, где капнула кровь с пуповины наших предков. Хоть мы сами и арабы, в жилах наших течет татарская кровь.

– Хотели бы вы в дальнейшем наладить связи с Татарстаном, общаться с соотечественниками?

– Есть такое желание. Я даже попытался сделать общий бизнес. Можно было бы возить из Татарстана мед, выгодно было бы обеим сторонам. Но помешали санкции, есть особые условия для экспорта товара из России. Мы не смогли довести задуманное до конца. Но намерение сотрудничать есть.

Выражаем благодарность декану факультета исламоведения Российского исламского института Гиззатуллину Рамилю Анасовичу за организацию встречи и перевод.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+