«Даже охраннику в городе лучше, чем имаму в селе»: в мечетях Татарстана не хватает кадров

3 Декабря 2018

Фото: Салават Камалетдинов
Автор материала: Лейла Хакимова (www.intertat.tatar, перевод Алии Сабировой)
Мечети Татарстана столкнулись с проблемой – им не хватает кадров. Имамы сельских мечетей в большинстве своем люди преклонного возраста, а молодые выпускники медресе в село ехать не хотят – там нет зарплаты. Те небольшие деньги, что собираются из пожертвований прихожан, уходят на оплату коммунальных услуг – финансовая поддержка мечетей государством не предусмотрена. Мусульманское духовенство бьет тревогу – такими темпами недолго и до закрытия мечетей и медресе. Об этих проблемах говорили и на круглом столе, проходившем в казанской Галеевской мечети. Среди всего прочего от имамов досталось и Камаловскому театру, и журналистам.

«Бесправнее козы»

Главный казый Татарстана Джалиль хазрат Фазлыев обрисовал всю сложившуюся ситуацию – он считает, что сейчас практически никому нет дела до трудностей, которые испытывают сельские мечети и руководители местных общин.

«Наши деревни нуждаются в образованных, подготовленных имамах. Конечно, деревня есть деревня – всегда не хватает специалистов. И агрономов, и учителей, и ветеринаров. Но специалисты сельского хозяйства получают от государства финансовую поддержку. Они получают доплату, могут получить ипотеку без очереди, получить деньги на строительство дома. Например, захотел молодой врач ехать работать в село – ему дают миллион рублей подъемных. И даже такие меры не позволяют покрыть дефицит молодых кадров.

А что имам? Он не только не получает помощи, имам еще сам должен делать ремонт мечети, оплачивать коммунальные услуги. И налоги из своего кармана платить. Ни копейки зарплаты ему не положено. И после этого нас еще спрашивают, почему в мечетях нет имамов. Лучше бы спросили, как им удается работать в таких условиях. “Как твои дела, хазрат, как поживаешь?” Но ведь никто не спрашивает!

Как-то выступал общественный и политический деятель Разил Валеев, запомнились его слова. “Сейчас культуре выделяется денег не больше, чем на прокорм козе. Что с культуры требовать?” Я с ним пообщался после мероприятия. Сказал: ‘Разил Исмагилович, нам даже столько не выделяется”. Тогда чего же от нас требуют?

В той же сфере культуры сейчас странные дела творятся. Только представьте – работникам сельских домов культуры предлагают самим обеспечивать себя и клуб, зарабатывать концертами! Думаете, кто-то захочет работать в таких условиях? Да никто не придет туда работать! Поэтому надо ценить труд имамов, замечать их заслуги», – считает Джалиль хазрат Фазлыев.


Главный казый республики уверен, что проблемы сельских мечетей мало кого волнуют и от тех, кто не знаком с этой сферой, ждать помощи бесполезно.

«Как-то один очень недовольный мужчина выпалил: “Муллы все на нас наживаются, разбогатели уже все”. Я тоже ему ответил: “У нас вот столько-то мечетей пустуют, нет имамов. Так что быстро отучи сына в медресе и отправляй работать в мечеть, он тоже быстренько разбогатеет”. Не работающие в этой сфере люди нашего положения не понимают, поэтому ожидать от них помощи бесполезно», – отметил Джалиль хазрат.

В Татарстане сегодня зарегистрированы 1,5 тысячи мусульманских храмов. И примерно в шести десятках из них сейчас нет имамов. Такие данные привел заместитель муфтия по работе с мухтасибатами Мансур хазрат Джалалетдинов.

«Все упирается в деньги. Молодежи надо создать условия. Выход из ситуации должен быть! Старшие хазраты должны готовить себе замену из молодых», – говорит Мансур хазрат.


«Бывает и так – останавливаются путники почитать намаз в деревне, а мечеть закрыта. Не надо говорить, что люди не ходят в мечеть. Мечети всегда должны быть открыты. Мы сами недавно попали в такую же ситуацию – по дороге из Балтасей в Казань муфтий Камиль хазрат Самигуллин, я, еще несколько хазратов решили остановиться на вечерний намаз в селе Урняк. Дверь мечети на замке. Пришлось чапаны постелить на землю и совершить намаз на улице. Очень печальное явление, нельзя ведь так делать!» – сказал Мансур хазрат Джалалетдинов.

По данным, приведенным заместителем муфтия РТ по образованию Рафиком Мухаметшиным, сегодня в исламских учебных заведениях Татарстана обучаются около трех тысяч студентов. В то же время более 15 процентов наших имамов уже перешагнули 80-летний рубеж.

Мансур хазрат затронул и другую проблему – у большинства деревенских имамов нет религиозного образования.

«На данный момент примерно у 700 имамов нет религиозного образования. Но они учатся – кто на вечерних курсах, кто заочно», – сказал Мансур хазрат.

Джалиль хазрат Фазлыев пояснил ситуацию на конкретных примерах.

«Пять лет назад нам прислали трех молодых имамов, чтобы работали в селах нашего района. Мы их обеспечили жильем, назначили по 15 тысяч рублей зарплаты. Но через два года они все равно сбежали из деревни. Почему? Молодой имам приходит в мечеть и не знает, что же ему делать. Люди по старой привычке на религиозные мероприятия у себя дома зовут старшего муллу. Посидит молодой мулла в мечети, и ему уже хочется сбежать оттуда.

И другой случай. Назначили молодого имама, дали ему часы уроков в школе. У нас есть колхозы, они выделили деньги. И этот парень через шесть месяцев тоже уехал. Сказал, что лучше устроится охранником в городскую мечеть, но имамом в деревню не поедет. А ведь создали все условия. Значит, даже охраннику в городе лучше, чем имаму в селе. Выводы делайте сами», – добавил Джалиль Фазлыев.

Правда, не во всех районах Татарстана проблема стоит настолько остро. По словам главного казыя, в Кукморском, Балтасинском, Арском районах молодые имамы в мечетях не редкость. 


«Деревенскому жителю образованный мулла и не нужен» 

Житель деревни не нуждается в образованном имаме. Он живет с мыслью, что мулла нужен только после смерти человека. Так считает проректор медресе «Мухаммадия» Зульфат хазрат Габдуллин.


«На обучение в медресе приезжают не только из Татарстана, но и других регионов России – Башкортостан, Челябинск, Свердловск, Мордовия, Саратов. Мы, согласно поставленным перед нами задачам, повышаем знания имамов. В то же время готовим молодых имамов. Считаю, что все это делается правильно. До сих пор существует предвзятое отношение к медресе, мол, там ничему не учат, как в стихотворении Тукая (Тукай в стихотворении “Мэдрэсэдэн чыккан шэкертлэр ни дилэр” (1907) писал «долго были в медресе, но так и не поняли ничего». – Ред.). Нам нужно объяснять людям, что это не соответствуют действительности. В медресе знания есть, и эти знания на высоком уровне.

Как-то у нас побывал ныне уже покойный Туфан абый Миннуллин (известный татарский драматург. – Ред.). После этого он создал свое произведение «Мулла». Помню, как он говорил: «Я всегда боялся заходить в медресе». Но ознакомился с деятельностью нашего учреждения – мнение его изменилось, он ушел очень удивленный. Поэтому надо больше встречаться с писателями, учеными и показывать им атмосферу в наших учебных заведениях. Медресе времён Тукая сейчас уже нет. Наши шакирды адаптированы к современному миру и хорошо понимают основы религии. Что радует, сейчас получение религиозного образования проводится на профессиональном уровне. Но работать молодежь уходит туда, где предлагают лучшие условия. Выпускники наших медресе могут служить и в государственных учреждениях. Например, в Государственном архиве Татарстана. Большинство документов написаны на старотатарском языке. Зарплата хорошая, но и там никто не хочет работать. Желающему работа всегда есть. Есть имамы, которым хотелось бы поехать в деревню, но там никто их особо не ждет. По правде говоря, сегодня деревенскому жителю имам не нужен. Он что есть, что его нет. Всегда найдется кто-нибудь с минимальными знаниями – что-то умеет читать, какие-то обряды проводить, этого и достаточно», – поделился своим мнением проректор медресе «Мухаммадия» Зульфат хазрат Габдуллин.

 По словам Джалиля хазрата Фазлыева, у него свои критерии отбора имама. Где он учился, какое медресе окончил – это играет отнюдь не первостепенную роль. Опыт может прийти с годами работы. Важнее – человеческие качества, характер, нрав будущего руководителя общины. И еще: имам должен быть уважаемым в деревне человеком.

«Меня как-то спросили, как я назначаю имама. “Еду в деревню, прошу показать мне самую лучшую в плане нравственности и воспитания семью, образованную, честную. Выбираю человека из этой семьи и назначаю имамом”, – ответил я. Говорит: “Как так, без образования?” Тут меня неправильно понимают. Я не хочу, чтобы муллы оставались безграмотными. Но образование можно получить и со временем, а вот характер не изменишь. Будь он трижды образованным, но если нет в нем этих человеческих качеств, знания, возможно, никогда не помогут ему их приобрести», – сказал Джалиль хазрат. 

Камаловский театр подрывает авторитет мулл? 

Директора набережночелнинского медресе “Ак мечеть” Рустама хазрата Шайхевалеева очень волнует проблема негативного отношения к самому образу мусульманского священнослужителя. Он считает, что некоторые произведения татарских авторов способствуют понижению авторитета имамов в обществе.


«Возьмем только культуру. Театр Камала каждый год открывает сезон спектаклем “Голубая шаль”. Там ведь смеются над имамами, дискредитируют мусульманского священнослужителя! С этого все и начинается. Надо в корне менять отношение к имамам и делать это в государственном масштабе. Задача имама – воспитывать жителей деревни, наставлять, давать знания по основам ислама, тем самым спасти их от влияния времени. Но нам надо действовать вместе, только так мы сможем решить проблему. Если всю работу переложим только на плечи деревенских имамов, так и будем стоять на месте. На заседании данного круглого стола все имамы – старше шестидесяти. Что будет после нас, на кого оставим мечети? Если мнение и политика государства в отношении нас не изменятся – все пропадет», – говорит Рустам хазрат.

В ответ на это Джалиль хазрат Фазлыев вспомнил анекдот.

«В школе старшеклассник побил мальчика помладше. Тот вечером обратился к Аллаху: “Ты же всех защищаешь, оберегаешь, почему меня тоже не защитил от того старшеклассника?” Аллах ответил: “Мне ведь нельзя заходить в школу”.

То же и в детских садах. Нам говорят: “Не пугайте малышей преисподней”. Значит, религиозным деятелям нельзя ни в детские сады, ни в школы. А случись в школе суицид, зовут муллу: “Нас не слушаются, попробуй ты объясни”. Некоторые даже пытаются вину за это на нас переложить, якобы где же ты до этого, хазрат, был? К сожалению, 90 процентов нашего общества – это поколение, выросшее без религии, на этих “Голубых шалях”», – посетовал Джалиль хазрат.

 «Журналисты видят только "выпавший зуб"»

Изрядно досталось на круглом столе и журналистам.

«Часто приходится конфликтовать с журналистами. В одном СМИ написали: “Имам прочитал никах, за это взял значительную сумму”. На это люди уже поспешили написать комментарии: “Зачем на никах позвали муллу?” Это меня удивляет. Те же молодожены на праздник никаха приглашают артистов, певцов и за пару песен готовы заплатить им хорошие деньги. Но никто и не думает писать, что эти певцы взяли значительную сумму».

Вот журналисты готовят статьи и передачи. Им ведь редактор не говорит: “Я тебе в этом месяце гонорар платить не буду, работай ради довольства Аллаха и прокорми себя сам”. Есть у нас и хазраты, которые соглашаются на любые условия и добросовестно выполняют свои обязанности. Если кто-то таким хазратам дает садака – тут же в СМИ поднимается шум. Вот это меня злит. Наши хазраты делают очень много хорошего, но журналисты упоминают лишь сотую долю этих хороших дел.

Как-то дед пришел в гости к внуку. Сидели-разговаривали, и тут он улыбнулся. А во рту не хватает одного зуба. “Бабай, у тебя ведь нет одного зуба”, – сказал внук. “Сынок, почему же ты не видишь оставшийся у меня 31 зуб?” – спросил дед. С журналистами то же самое. Они ведь видят не сто хороших дел, а один недостаток. И тут все начинают писать что попало. Про имамов, которые хорошо работают даже в сегодняшних непростых условиях, пишут в газетах с плохой стороны, дискредитируют их», – сказал главный казый Татарстана Джалиль хазрат Фазлыев. 


Главный казый также заявил, что работа у деревенских имамов тяжелая. По его словам, стоит имаму пропустить утренний намаз, то народ его поймет неправильно. Казый также напомнил, что в летнее время деревенским муллам приходится открывать мечеть полтретьего утра и уходить оттуда лишь поздно вечером, после одиннадцати.

«Если городской имам не прочитает утренний намаз, никто и не узнает. Если вот я не приду на утренний намаз, будет шуметь вся деревня: “Джалиль хазрат не пришел на утренний намаз”. Мы пытаемся наставлять людей, а нам говорят: “Не учи меня тут, вон на себя посмотри. Огород не прополот, жена нерасторопная, вымя корове с утра не помыла”. Городским имамам с этой стороны легко, они общаются только с теми, кто пришел в мечеть. А у деревенских имамов вся жизнь перед глазами людей. Односельчане знают весь его род, и детей. Поэтому начнешь подолгу наставлять, советы давать, тут же прямо указывают на твою собственную жизнь. В городе такой проблемы нет. Городские в село не бегут, деревенские в город едут. Значит, в городе дела пока не так плохи», – полагает Джалиль хазрат.

«Надо создать систему вакуфа»

С этой мыслью не согласился заместитель муфтия Татарстана по работе с мухтасибатами Мансур хазрат Джалалетдинов.

«Имамов на деревенских и городских делить не надо. Не хватало еще поссориться из-за этого. Проблемы есть, сложно и тем и другим. Можно сидеть и жаловаться, но надо искать решение проблемы. Если отношение государства к нам не изменится, будет тяжело. Надо официально ввести вакуф (в мусульманском праве имущество, переданное на религиозные или благотворительные цели. – Ред.), тогда спокойно можно работать. Вакуф – это единый фонд. Например, возьмем Турцию. Там есть вакуфы муфтия, частных лиц, отдельных организаций. С их помощью содержат мечети, медресе. У нас в Татарстане актуальным остается вопрос оплаты газа для мечетей. Люди не платят, и у муллы денег на это нет. Если бы был вакуф, с этого фонда можно было бы и коммунальные выплаты отдавать, и зарплату имамам платить. Также при помощи вакуфа можно обучать шакирдов в медресе», – считает Мансур хазрат Джалалетдинов. 

Мухтасиб Ютазинского района Марат хазрат Марданшин считает, что мечетям должны помогать руководство сел и районов. Положительного результата можно достичь только если в селе мулла и власти будут сотрудничать и вместе работать.


«Часто слышим “Имамы – они лентяи”. Но никто не хочет понять, сколько работы мы одновременно выполняем. Пять раз в день совершаем намаз в мечети, у имамов выходных нет», – пояснил Марат хазрат.

«Было бы хорошо назначать имамам зарплату, ведь семью надо содержать»

Ильнур хазрат Кашапов – молодой имам в селе Псяк (Пычак) Кукморского района РТ. Выступая на круглом столе, он отметил, что хазрату в селе самому приходится решать все проблемы. Он считает, что назначение заработной платы имаму было бы хорошим решением.


«Я не захотел уезжать в город, всегда село было мне ближе. Наше село находится недалеко от Кукмора, в очень красивой местности. До назначения имамом приходилось ездить на работу в райцентр. В 2014 году скончался имам деревенской мечети. Он был родным братом моего отца. Обязанности хазрата он выполнял с 1941 года. После похорон Радиф хазрат спросил у жителей села: “Кого хотели бы видеть имамом?” Тогда я еще и в медресе не учился, но тянулся к религии. Односельчане единогласно выбрали меня. Я даже порядка совершения намаза не знал, поэтому поступил в медресе в Кукморе. Там научился, потом постепенно освоился. Тогда мечеть в деревне была старая, позже вместе с жителями села построили новую мечеть. В 2015 году она открыла свои двери. Аксакал нашей деревни Гумер абый оказал спонсорскую помощь. Ему было 80 лет. Ушел из жизни вот только недавно, пусть душа его будет в раю. Новую мечеть назвали “Гумер”, я сейчас в ней имам. Наша деревня небольшая, 42 хозяйства. На пятничный намаз собирается 17–20 человек, а так, регулярно ходят лишь 3–4 человека. Когда работаешь имамом в деревне, все проблемы приходится решать самому. В деревне жизнь и быт хазрата – как на ладони, есть такие неудобства. Ты всегда должен быть примерным, всегда быть единым с жителями села.

Собранные пожертвования направляем на оплату коммунальных услуг мечети. Было бы хорошо, если бы имамам платили зарплату, потому что надо содержать семью. В прошлом году ушел с работы, сейчас у меня есть небольшое фермерское хозяйство. Занимаюсь овощеводством, сделал теплицы. Держим скот», – рассказал молодой имам. 

«Имамом надо избирать человека из местных» 

Мухтасиб Лениногорского района Исмагил хазрат Сунгатуллин отметил, что для обеспечения деревень имамами в первую очередь надо обучать людей из числа местных жителей:

«Есть вопрос жилья, денег, обеспечения. Вы думаете, Всевышний Аллах этих проблем не знал? В Коране сказано: “Если бы дети Адама боялись меня, мы бы им открыли двери благоденствия на Земле и Небесах”. Поэтому пусть наши дела и поступки будут благодатными, успешными. Татарские деревни – это колыбель нашей нации. Очень многие наши руководители, бизнесмены родились в сельской местности. Нашего Пророка Мухаммада его дедушка для получения знаний отправляет в деревню. Почему? В деревне сохранились язык, традиции, прекрасные обычаи. Что касается обеспечения мечетей, надо обращаться к бизнесменам – выходцам из этих деревень. Районный мухтасибат должен выйти с обращением к ним. Мансур хазрат сказал о системе вакуфа. Безусловно, если бы работала эта система, могли бы решиться многие проблемы. В нашем районе 95 процентов имамов в преклонном возрасте, заменить их некем. Я пытался привезти молодых имамов в село. Они спрашивают: “Где я буду жить, что буду есть? Сколько будешь платить мне зарплату?” Поэтому имамом надо избирать человека из местных жителей. Не будем витать в облаках, а попробуем поработать по этой системе. Имаму со стороны я и зарплату платил, и дом предоставил. Он уехал из деревни, устроился на Высокой Горе. Сказал: “Хазрат, не хочу оставаться тут в деревне. Я буду работать в городе”».





Самое читаемое
Комментарии







Религия

«Даже охраннику в городе лучше, чем имаму в селе»: в мечетях Татарстана не хватает кадров

Мечети Татарстана столкнулись с проблемой – им не хватает кадров. Имамы сельских мечетей в большинстве своем люди преклонного возраста, а молодые выпускники медресе в село ехать не хотят – там нет зарплаты. Те небольшие деньги, что собираются из пожертвований прихожан, уходят на оплату коммунальных услуг – финансовая поддержка мечетей государством не предусмотрена. Мусульманское духовенство бьет тревогу – такими темпами недолго и до закрытия мечетей и медресе. Об этих проблемах говорили и на круглом столе, проходившем в казанской Галеевской мечети. Среди всего прочего от имамов досталось и Камаловскому театру, и журналистам.

Религия

Митрополит Феофан: Я уверен, Казанская икона Божией Матери вернется к нам

Митрополит Казанский и Татарстанский Феофан в интервью ИА «Татар-информ» рассказал о предстоящих чтениях, посвященных чудотворному образу Казанской Богоматери, о передаче зданий, в которых сейчас находятся СИЗО, церкви, а также об изменениях в сфере духовного образования.

Религия

Узники Макарьевской церкви: РПЦ намерена вернуть себе здание храма, в котором сейчас находится СИЗО

Церковь Макария Унженского и Желтоводского в Адмиралтейской слободе в Казани была закрыта в советские годы и переоборудована под следственный изолятор. Вернуть храм РПЦ мечтает, но не может до сих пор. ИА «Татар-информ» удалось побывать на территории СИЗО № 2 и пообщаться с сотрудниками УФСИН по РТ, которые сомневаются в том, что вернуть здание удастся.

еще больше новостей

© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна

СОБЫТИЯ
в Яндекс.Дзен
Подписаться
×