Рождение «Железного человека»: в республике появится новый спортивный бренд

8 Января 2018

Прочитано: 1017 раз

Автор материала: Алексей Анисимов
В 2018 году в Татарстане стартуют спортивные мероприятия новой серии Timerman – в её программу войдут легкоатлетические забеги, заплывы на открытой воде, вело- и лыжные гонки, а также соревнований по триатлону.
В эксклюзивном интервью корреспонденту информационного агентства «Татар-информ» автор и руководитель бренда Timerman Вадим Янгиров рассказал о том, где стоит ждать мероприятий новой серии, как проект оценил Президент Татарстана и когда первые старты бренда пройдут за рубежом.

– Вадим, первый и самый главный вопрос – в чем новизна бренда Timerman и как появилась идея его создания?

– Timerman – это новая серия спортивных соревнований, включающая в себя пять видов спорта: легкая атлетика, плавание на открытой воде, велогонки, лыжные гонки и триатлон. Когда мы придумали бренд, у нас возникла идея сделать созвучное название с всемирно известным брендом (Ironman – Ред.), чтобы на него обратили внимание люди из сообщества бегунов, лыжников, пловцов и триатлетов. Дело в том, что это примерно одно и то же сообщество, которое участвует в подобных соревнованиях. И так как это сообщество в последние годы в России серьезно растет и развивается, мы решили, что не надо делать бренд узким и направленным только на один вид спорта, а охватить все это сообщество.



У нас все начиналось с бренда TatarRun (серия забегов – Ред.), который ограничивал нас в двух направлениях: tatar и run. Мы не могли выйти за пределы Татарстана и не могли, кроме бега, ничего другое проводить. Но запросы от общества были, люди хотели и заплывы, и велосипед, и лыжи, и триатлон. Поэтому мы решили сделать бренд «Тимермэн», в котором мы объединили пять видов спорта и добавили еще фестиваль. В 2018 году мы планируем точно так же оставить серию забегов, добавить серию лыжных гонок, заплывов на открытой воде, триатлонов и велогонок. Фестиваль мы хотим провести летом и включить туда некоторые вещи из силового экстрима – все, что связано с «железным человеком».

– Сколько спортивных стартов вы планируете провести в 2018 году?

– Точное количество мероприятий пока неизвестно, все будет зависеть от финансирования: проект наполовину будет состоять из бюджетного финансирования, а вторая половину будет складываться из спонсорских вложений, взносов участников, продуктового партнерства. Мы определенно хотим сделать как минимум три заплыва на открытой воде, потому что в Татарстане есть три известные реки: Волга, Кама и Свияга.

Здесь видится очень «вкусным» сделать старт вокруг Свияжска, там как раз три с небольшим километра. Это было бы интересно и для зрителей, потому что все пловцы были бы как на ладони, за ними интересно было бы наблюдать. Ну и с точки зрения туристической привлекательности это тоже интересное мероприятие, которое поможет привлечь еще больше туристов. Каму, я думаю, переплывать будем в Челнах, там есть прекрасный пляж. Единственный момент – надо понять, как урегулировать вопросы с фарватером, потому что река судоходная. Будем думать, как это лучше сделать.

С Волгой пока точного понимания нет: есть вариант в Казани, где Аракчино, но пока мы над этим думаем. Теме лыжных гонок уже задал тон Казанский лыжный марафон, проводимый Федерацией лыжных гонок РТ. Мы решили, что не будем туда лезть – ребята делают его, и делают неплохо. Мы просто дополним его какими-то своими стартами: скорее всего, это будет Казань, Челны и какая-то новая локация.



– Если говорить о лыжных гонках, то в Татарстане есть две серьёзные лыжные локации – «Ялта-Зай» в Заинске и «Маяк» в Зеленодольске.

– В «Ялта-Зае» мы были, но туда будет сложно вовлечь любителей, на которых мы ориентированы. Это наша основная задача. Здесь есть проблемы с логистикой – возможно, кому-то будет не совсем удобно добираться до Заинска. Второй вопрос: а что еще делать, помимо того, что находиться на этой базе? Для тренировочных сборов профессиональных спортсменов это шикарное место, я там был недавно. Но с точки зрения спортивного туризма – когда человек приезжает не только поучаствовать в соревновании, но и погулять по городу – это не то место, честно говоря.

Зеленодольск как вариант неплохой, мы в новом году будем там проводить кроссовый забег. По поводу лыж посмотрим, подумаем. После принципиального согласия Президента Татарстана на этот проект и на создание бренда спортивной индустрии Timerman мы будем прорабатывать все эти моменты и открывать регистрацию на соревнования этого бренда. Думаю, в 2018 году их будет около 22 – от этого будем отталкиваться.



– В программе мероприятий заявлен ещё и велоспорт.

– Велогонки – это совершенно новая история не только для Татарстана, но и для России. На сегодняшний день шоссейные любительские велогонки, которые проводятся в стране, можно пересчитать на пальцах одной руки. Я знаю, что в Ленинградской области проводится «Велосотня», с прошлого сезона в Россию пришла Мировая серия Gran Fondo – они делают мероприятия в Московской области и в Сочи. Качественных велосипедных гонок в России нет вообще, и я считаю, что в Татарстане должно быть серьезное представительство хороших велогонок. А так мы нацелены в каждом из видов спорта, в каждом из массовых мероприятий быть лучшими в стране. Никто не снимал с нас задачу сделать лучшим в стране Казанский марафон, мы понимаем, что здесь большая конкуренция с Москвой. В лыжных гонках это Деминский марафон, Югра делает хорошие мероприятия, и я думаю, что здесь мы тоже должны составить конкуренцию.



По триатлону высокую планку в Казани задал  Ironstar, и здесь мы тоже будем как-то кооперироваться, находить понимание. Но лучший триатлонный старт России однозначно должен быть в Казани. Плавание… Есть заплывы через Волгу и в Нижнем [Новгороде], и в Ульяновске. Я думаю, что здесь мы тоже должны быть в лидерах в России. О велогонках я уже говорил – пока в этом плане конкурентов в стране не так много. В целом, это бренд Timerman, который направлен на то, чтобы развиваться. Мы не планируем ограничиваться только Татарстаном. Во многих тюркоязычных странах «тимер» переводится как железо. Поэтому я думаю, что выход за рубеж для нас будет интересен. Вообще, этот проект очень сильно стратегический, потому что построить бренд только для проведения соревнований – это одно, а дать ему диверсификацию – это совсем другое.

Мы планируем уже на втором этапе, уже в следующем году вовлечь в этот бренд малый и средний бизнес.

– Каким образом вы будете это делать? В чем здесь интерес бизнесменов?

– На сегодняшний день в Татарстане практически нет качественных экипировочных центров, где можно было бы приобрести беговой, лыжный или велоинвентарь – есть буквально несколько магазинов, которые можно пересчитать по пальцам. Так как мы занимаемся продвижением этого бренда, это пошло бы на пользу нашим бизнес-партнерам, которые бы могли открывать под этим брендом экипировочные центры. Точно так же не хватает спортивных медицинских центров в республике, и это тоже наша аудитория, которая уже есть и которую мы будем усиливать. Она просто нуждается в этих услугах и товарах.

Очень интересными были бы школы бега, плавания и триатлона под брендом Timerman. В этом отношении мы бы друг друга взаимодополняли: бизнес зарабатывал бы деньги, и мы бы все вместе продвигали этот бренд.  Есть еще более долгосрочная задача, которая направлена на импортозамещение спортивного инвентаря. Поскольку в нашей республике производится достаточно сырья для производства спортинвентаря – это и нефтехимический кластер в Нижнекамске, и машиностроительный кластер в Набережных Челнах – есть задача в долгосрочной перспективе (4-5 лет) запустить спортивную продукцию местного производства, необходимую этому сообществу любителей. Это и беговые лыжи, и велосипеды, и гидрокостюмы. Задача долгосрочная, но мы над ней работаем – сейчас я курирую кластер спортивной индустрии в Татарстане, который будет работать именно на импортозамещение в спортивной отрасли.



По нашим оценкам, лишь 24 процента спортивной отрасли занимают республиканские поставщики. Все остальное – это либо другие российские регионы, либо вообще другие страны. Например, медали мы заказываем в Китае. И сколько вариантов мы не перепробовали, но все равно хотим уйти от этого. Неужели в Татарстане мы не можем делать эти медали? Наша задача как кластера спортивной индустрии – способствовать тому, чтобы в республике появлялось все больше импортозамещающих производств, и проект Timerman здесь как нельзя кстати.

Есть завод «ЗаряД», где делают клюшки – ребята, причем, говорили, что у них есть возможность наладить линию по производству лыж. Думаю, что за период 4-5 лет мы достигнем поставленных целей.

– Получается, что серия забегов TatarRun станет частью бренда Timerman?

– Бренд TatarRun мы полностью убираем. Не знаю к счастью или к сожалению, потому что мы не ожидали, что за полтора года этот бренд приживется и станет узнаваемым – его знают и ценят. Но сейчас пришла пора расстаться. Развивать и Timerman, и TatarRun смысла нет, поскольку у людей в голове будет неразбериха и непонимание. Поэтому мы отказываемся от TatarRun в пользу масштабирования в другие виды спорта и, в перспективе, выхода на другие рынки. Но при этом мы отказываемся исключительно от бренда TatarRun  – все забеги, которые мы проводили, продолжат свое существование под брендом Timerman.



– На Всемирном фестивале молодежи и студентов ты презентовал проект Президенту Татарстана. Как отреагировал Рустам Минниханов?

– Я начал рассказ с самого крупного бренда в мировом любительском спорте – это Ironman. Рустам Нургалиевич в курсе, он знает этот бренд, знает, что это. Первым делом Президент поинтересовался у меня, прошел ли я Ironman (улыбается). Я получил наказ в следующем году преодолеть «железную» дистанцию. В принципе, все верно, я уже начал готовиться и думаю, что осенью следующего году выйду на старт Ironman. Бренд Timerman Рустаму Нургалиевичу понравился, он даже предложил – может быть, в шутку – назвать его «МинТимерман». У нас, кстати, в команде был идея давать такие звания. В целом, Президент одобрил и бренд, и формат, и аккумулирование.

Действительно, на сегодняшний день Татарстан славится различными спортивными брендами: футбольным «Рубином», хоккейным «Ак Барсом», волейбольным «Зенитом». А в циклических любительских видах спорта никакого бренда, чтобы позиционировать республику, нет.

– Во многих уголках Татарстана проводятся свои местечковые забеги, велогонки. Вы будете объединяться с организаторами этих историй или строить все с нуля?

– Мы уже встречались в Набережных Челнах с сотрудниками Управления физкультуры и спорта – там давно проводится Камский лыжный марафон. Предварительно мы сказали, что у нас нет задачи конкурировать, поскольку это просто глупо. Мы, наоборот, приходим и говорим, что хотим серьезно усилить мероприятие. Мы знаем, как нужно делать, у нас уже есть опыт в беге – давайте объединять усилия и проводить это под брендом Timerman. Все-таки, это единый республиканский бренд. Мы не хотим конфронтации или чего-то подобного, на просто хотим помочь всем тем, кто уже что-то делает.



Я понимаю, как тяжело, особенно в муниципалитетах, пытаться сделать хорошее мероприятие. У нас технология отработана: в Челнах мы об этом поговорили, и, думаю, в Камский лыжный марафон уже будем включаться. Есть Камский веломарафон, который проходит в сентябре – там нужно подумать по формату. Наше видение на это мероприятие немного  другое, нежели то, что сейчас там проводят. Мы видим то, что люди готовы к диалогу, и мы со своей стороны также готовы находить общий язык. Триатлон в Набережных Челнах проводит энтузиаст Женя Скобеев, и мы с ним тоже договорились о том, что саккумулируем наши усилия – в таком случае Камский триатлон будет намного сильнее и выше уровнем.

С заплывами тяжелее: их никто в Татарстане не проводит и никогда не проводил, поэтому здесь нам придется начинать все с нуля. Велоистории, которые проводят в тех же Челнах, в Альметьевске, они похожи на «Кросс наций». У нас все-таки немножко другой формат, но взять их за основу и развить вполне возможно.

– То есть, у руководителей или спортивных энтузиастов каждого муниципалитета республики есть шанс попасть на карту бренда Timerman?

– Такие возможности есть, но стоит отметить сразу – уже сейчас к нам поступает огромное количество звонков и предложений, поэтому мы не можем гарантировать, что пойдем в тот или иной муниципалитет по нескольким причинам. Первое – так или иначе, от места проведения мы ждем поддержки, как материальной, так и административной. Это не значит, что мы ждем от кого-то лучших условий: просто мы понимаем, что где-то нас ждут, а где-то нет.

Второе – бюджетное финансирование у нас осиливает только половину общей стоимости мероприятий, и нам на любой event нужно смотреть с точки зрения рынка: насколько это будет интересно для клиентов, будут ли они готовы приезжать, платить стартовый взнос и участвовать. Мы понимаем, что некоторые локации просто рыночно неустойчивы. С этой точки зрения мы выбираем те локации, где есть перспективы, куда люди будут приезжать, потому что у нас нет задачи один-два года провести, и все. Наша задача – с каждым стартом увеличивать количество участников.



– Есть ли локации, в которых старты нового бренда совершенно точно не могут существовать? Например, Бугульма – при всём уважении к этому городу понятно, что не каждый поедет в такую даль покататься на велосипеде или пробежать три-четыре километра.

– Кстати, Бугульму мы рассматривали с точки зрения лыжных гонок, потому что там есть лыжный марафон, на который участники приезжают из Оренбурга, из Башкирии. И этот город мы до сих пор рассматриваем как один из вариантов. Но мы понимаем, что город с населением менее ста тысяч человек на сегодняшний день не очень привлекателен с точки зрения развития. У нас такая позиция: если население города составляет от ста тысяч человек, то эту локацию мы рассматриваем. Меньше – честно, будет сложно.

Другое дело, что сейчас мы думаем о том, что в том или ином виде в таких городах (меньше ста тысяч населения – Ред.) там сделать. Мы понимаем, что это одна из ступеней развития. Даже провеля в том же Менделеевске или Бавлах маленький старт с минимальным бюджетом, мы бы запустили некий маховик, и люди потом приехали бы на большой наш старт. Но пока формат непонятен, все находится в процессе обсуждения.

– В Зеленодольске чуть меньше 100 тысяч населения, но один из забегов новой серии пройдёт в этом городе. Сказывается близость к Казани?

– Да. Но в Зеленодольске есть около ста тысяч человек населения. Это сам по себе  немаленький город, но и близость к Казани, безусловно, сказывается. Приехав на старт в Зеленодольск, можно остановиться в Казани и на машине добраться до места проведения забега. Я думаю, что многие так и сделают. Фактор близости к Казани здесь ключевой.

Также важный момент – то, что ребята марафон проводят давно и долго, там заинтересован глава и на имя министра по делам молодежи и спорту от него поступило письмо с просьбой включить город в серию TatarRun 2018. Это – яркий пример того, как муниципалитет заинтересован в том, чтобы мы вместе сделали хорошее событие. Когда мы видим такую обратную связь, мы хотим туда идти и вместе развиваться.



– Есть ли представители бизнеса, которые уже изъявили желание поддерживать вас? Понятно, что в муниципалитетах работать в этом направлении очень непросто.

– В этом плане, честно скажу, сложно. И когда мы в 2015 году в Казани впервые проводили марафон, тоже было сложно. Поэтому мы не питаем иллюзий о том, что в том же Зеленодольске с первого мероприятия у нас будет куча партнеров и спонсоров. За время существования наших мероприятий мы уже наработали некую базу и говорим партнерам: «Ребята, это мы – мы идем в плавание, в лыжи, и это будет так же круто. Давайте сотрудничать». В этом плане мы работаем, у нас на 2018 год запланировано создание отдела спортивного маркетинга, который будет заниматься двумя направлениями – это продвижением и привлечением партнеров. Мы понимаем, что своими силами такой объем переварить будет очень сложно, и поэтому мы берем ключевых специалистов, которые будут привлекать и новых участников, и новых спонсоров. На мой взгляд, должна быть отдельная структура, которая этим занимается. Мы будем это делать.

– Нередко подобные организации проводят корпоративные мероприятия, которые выглядят как некий тимбилдинг. У вас не было мыслей зарабатывать этим?

– Сразу – нет. Это не тот формат, в котором мы работаем. В чем отличие: компании, которые делают тимбилдинг, это исполнители заказов. Мы же берем и с нуля строим свой большой проект.  И наша финансовая модель не заточена только на то, чтобы оказывать услуги. Мы сразу говорим нет. Но в рамках всех наших событий у нас есть корпоративная лига, и в беговых событиях мы ее очень сильно продвинули. В ней принимают участие очень много компаний, и мы с удовольствием готовы принять туда новых членов. У нас есть корпоративный зачет, в котором мы также награждаем победителей, есть корпоративная зона на всех мероприятиях. Мы работаем с компаниями, которые хотят поучаствовать., которые хотят посоревноваться со своими бизнес-конкурентами в беге или плавании. Отдельные события такого характера мы делать не будем: наша команда заточена на продвижение бренда, на повышение его нематериальной стоимости. И финансовая модель будет строиться именно на этом. 



– Очень интересно, будет ли достаточное количество желающих участвовать? Бег – да, но плавание на открытой воде или триатлон – не самые массовые виды спорта.

– В муниципалитетах на беговых событиях, как правило, около 60 процентов участников – местные жители, а 40 процентов иногородние. Понятно, что бег – это самая массовая история. И, уходя в другие виды спорта, мы понимаем, что такого же количества желающих поучаствовать мы не получим. Мы не питаем иллюзий. На плавании мы хотим собрать в Челнах около 300-500 человек. Мы обязательно сделаем короткую и длинную дистанции на плавании. Но, если мы в первый год соберем 300-500 человек участников, это будет успехом.

Мы мыслим стратегически, поскольку строить с нуля очень тяжело. Если мы будем каждый год прирастать – а в планах у нас прирастать в год на 50 процентов – мы достигнем очень хороших результатов, я считаю. Плюс ко всему, на мой взгляд, надо работать не только на местных, но и на приезжих. Это и экономический эффект, о котором мы заявляем – по нашим подсчетам, в первый сезон он должен составить в общей сложности порядка 300-350 млн рублей.

Кроме того, это должны понимать сами муниципалитеты. Если в республике есть понимание того, что такие события привлекают дополнительные деньги, то в городах не особо на это реагируют. Думаю, что в ближайшее время ситуация изменится, как только мы увидим сотни или даже тысячи приезжих.



– Стоит ли задача перед проектом выйти на самоокупаемость? Если да, то к какому году?

– Обязательно. Здесь два моменты самоокупаемости. Первый момент – упрощенный и заключается в том, когда экономический эффект в пересчете на возврат в виде налогов в бюджет превышает потраченные из бюджета на организацию события суммы. По этому пункту Казанский марафон уже можно назвать самоокупаемым. Серия TatarRun близка к этому, но пока не так сильно. Остальные проекты по аналогии с TatarRun в течение трех лет мы выведем на эту минимальную самоокупаемость.

Если говорить о полной самоокупаемости, когда ни копейки из бюджета не будет тратиться на этот проект… Могу сказать, что в мире такого нет. Даже Берлинский марафон на 20 процентов финансируется из бюджета, потому что власти понимают значимость мероприятия. Пока мы должны прийти к минимальной самоокупаемости. А дальше, если мы поймем, что мы стали достаточно самостоятельны финансово, мы освободим бюджет от этой нагрузки.

Когда это произойдет? Точно не раньше, чем через пять лет, потому что проект очень серьезный.  Наша задача в настоящий момент – в течение трех лет выйти на эту минимальную самоокупаемость для бюджета.
 
– Как скоро планируете выйти за пределы Татарстана? В каком году пройдёт первый старт за пределами России?

– Вначале мы будем рассматривать близлежащие регионы. Это уже чисто коммерческая история, на которую, естественно, не будет потрачено ни копейки бюджетных средств. И это логично – здесь нужно подключать власти соседнего региона, в котором мероприятие будет проводиться. Я думаю, что в 2018-2019 году мы поваримся внутри Татарстана, в 2020 году выйдем в близлежащие регионы, а в 2022 году, думаю, уже проведем первый международный старт бренда Timerman, возможно, в Казахстане, Таджикистане или Азербайджане. Думаю, эти страны в первую очередь будут в приоритете для развития Timerman.

Комментарии








© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+